Интервью

inessa davydova

"....из интервью журналу "Пиши Читай"...

Недавно на книжном «небосклоне» появилось новое имя — Инесса Davydoff. Не известный пока автор определённо заслуживает внимания, хотя бы тем, как элегантно и иронично она раскрывает жизненные темы. Сегодня Инесса стала очередным гостем нашего литературного портала, который с большим интересом относится к перспективным литераторам.

— Инесса, расскажите немного о себе, о своём детстве, о родителях. Откуда вы родом?

— Родилась я летом 1967 года в загадочном и мистическом городе Самарканде в семье физиков-ядерщиков. Отец занимался космическими исследованиями, а мама руководила поверочно-дозимитрической лабораторией в медицинском учреждении. От родителей, к сожалению или к счастью, любовь к физике мне не передалась.
Своё детство и студенческие годы я прожила в столице Киргизии, в то время город назывался Фрунзе. Любовь к сочинительству демонстрировала ещё с раннего детства, за что наказывалась неоднократно. Поток фантазий был неиссякаем, я выдумывала истории и приукрашала реальность. 
Когда мне исполнилось шестнадцать лет, на семейном совете было принято решение, что я буду осваивать профессию бухгалтера. Чему я и посвятила двенадцать следующих лет своей жизни. Быстро достигнув в своей профессии максимальной планки (главным бухгалтером я стала уже в двадцать один год), я увлеклась духовным поиском и прошла через многие религии, прежде чем вернулась в лоно православной церкви. Но духовные навыки, полученные в многолетних медитациях, помогли мне понять себя и немного обуздать бурную энергию. 
В Москву я приехала в 2000 году. Именно тогда и началась моя творческая карьера. Во мне разом проснулся интерес к дизайну интерьера,  живописи и литературе. Я освоила новую профессию — дизайнера — и открыла с мужем и сестрой интерьерную компанию.

— Как и когда вы начали писать? Когда определились с литературной стезёй? 

— Первый роман, а это была драматическая история о судьбе женщины, которая под тяжестью пережитого в начале сюжета пытается сброситься с моста, был написан на четырёх школьных тетрадках в 16 лет. На его написание меня подвигли несколько факторов, одним из которых была книга Шарлотты Бронте «Джейн Эйр». С детства меня привлекали такие истории, но, конечно же, со счастливым концом. Затем под давлением жизненных обстоятельств о литературе пришлось забыть на долгие годы.
Летом 2011 года мы с мужем поехали в Грецию. Это был долгожданный отпуск после многолетней попытки наладить бизнес, открытие которого пришлось как раз на первую волну кризиса. Мы сидели на балконе, смотрели на закат над Средиземным морем, и внезапно в моём сознании начались вспышки, похожие на кадры из фильма. Вот так и родился первый роман, сначала в картинках, где я увидела образы героев, их характеры и взаимоотношения, а затем на бумаге. После этого меня уже трудно было остановить.
В семье называют меня хорошей рассказчицей, теперь в моих планах научиться грамотно и интригующе переносить это на бумагу.
Когда мой муж прочитал мой первый детектив, то тяжело вздохнул и сухо из себя выдавил: «Ну, не Достоевский». Сначала я обиделась, а потом поняла, что он прав, я действительно не Достоевский. У меня своя ниша, свой читатель. Не представляю, как лежащий на пляже отдыхающий достаёт из сумки роман «Идиот» и с упоением зачитывается под палящим солнцем. А вот мой детектив, возможно, прочтут, от чего я буду чрезмерно рада, а на следующий день возможно, забудут. И ничего тут порицательного нет, по крайней мере, для меня.

"Духовные навыки, полученные в многолетних медитациях, помогли мне понять себя и немного обуздать бурную энергию".

— Кто из писателей повлиял на вас в детстве и юности? Остаётся ли он вашим любимым автором и сейчас?

— Самым ярким детским воспоминанием было то, как мама читала мне на ночь Нодара Думбадзе «Я, бабушка, Илико и Илларион». Меня поражали необыкновенное обаяние героев и умение автора донести до читателя драматические события через самобытный, но тонкий юмор.
Вечерами мама часто читала Ахматову, поэтому её стихи у меня самые любимые. Ей я признаюсь в любви через монолог главной героини в одном из моих романов, которая цитирует её стихи.

На руке его много блестящих колец — 
Покорённых им девичьих нежных сердец. 
Там ликует алмаз, и мечтает опал, 
И красивый рубин так причудливо ал.

В юности, пожалуй, самое ёмкое место занимали Сомерсет Моэм с романом «Луна и грош» и Рекс Стаут с историями о Ниро Вульфе. Стаут для меня — это учебник по написанию детективов, в которых погоня и стрельба — не всегда обязательный атрибут.
Сейчас таким же учебником для меня являются детективы Джеймса Паттерсона, рекордсмена Книги Гиннесса, отмеченного многими премиями. Особенно мне нравится серия об Алексе Кроссе.
Хочу пояснить, как я выбираю себе «любимчиков»: бывает произведение просто гениально, но оно меня не вдохновляет, я признаю его ценность, но убираю на книжную полку и забываю, а бывает, прочтёшь всего главу, и тебя захватывает собственно история: главное, успеть записать поток мыслей. Вот это любовь долгая, потому что не раз приходится начинать чтение сначала. И, конечно же, эти книги лежат на моём рабочем месте, я часто их перечитываю.

— Сколько книг вы уже выпустили?

— Пока две книги, малым тиражом. Первую, «Семь мужчин одной женщины», потому что мне хотелось сделать подарок маме: именно она подсказала сюжет. А вторую, «Мистические истории доктора Краузе» — потому что она была маленькой по объёму и стала мало затратной по бюджету.

— Сложно ли нынче издать свою книгу? Что для этого надо? Вообще, слово «пробиться» — оно актуально на литературной стезе сегодня, в эпоху интернета? 

— Сейчас я поставила для себя цель — разместить свои романы в электронных библиотеках. «Бумага» будет вторым этапом. Изданию «в бумаге» нужно много уделять внимания и времени, которого, откровенно говоря, постоянно не хватает. Бизнес отнимает много сил, у меня шестнадцатичасовой рабочий день. Одно дело, в свободное время писать роман, и совсем другое — заниматься рассылкой по издательствам, а потом обзванивать и интересоваться судьбой рукописи. Надеюсь, когда-нибудь у меня будет агент, который возьмёт на себя все эти вопросы. Только это будто замкнутый круг: начинающие авторы опытным агентам не интересны.
Пробиться можно куда угодно и когда угодно, важно — с чем. Если ты написал роман, который будет коммерчески успешен для издательства и интересен широкой аудитории, то его непременно напечатают. Издательство — это такой же бизнес, с планами продаж и прибылью. 
У меня было несколько запросов от издательств на печать детектива «И раскинул Паук свои сети». Прошло два года, а они всё «принимают решение». Это единственное отличие издательского бизнеса от других. Решения принимаются очень медленно. Если твой сюжет не вписывается в задуманную серию, то он может пролежать в режиме ожидания долгие годы.

"Я пишу только в состоянии вдохновения, по сути, это изменённое состояние сознания, в этот момент ты растворяешься, тебя ведут история и герои".

— Как вы считаете, интернет — это больше хорошо, чем плохо?

— Интернет — это реалия сегодняшнего дня, и глупо ею не пользоваться. Сама я очень благоговею перед новшествами в различных технологиях и стараюсь освоить новые гаджеты или программы, как только они появляются на рынке. По этой причине устроилась на работу в интернет-компанию ещё на заре зарождения сети на постсоветском пространстве, мне очень хотелось понять, как этим новшеством пользоваться и какие возможности для меня могут открыться.
Интернет для меня в первую очередь даёт возможность найти «своего» читателя. В начале писательского пути это очень помогает и воодушевляет. Ты чувствуешь, что твой герой полюбился не только тебе, у него уже есть поклонники и за продолжение берёшься с большим вдохновением.

 — Как вы относитесь к написанию книг «под заказ»? Можно ли относиться философски к коммерции в писательстве?

— Не вижу в этом ничего дурного. У кого-то есть деньги, тема для романа и желание выпустить книгу, у кого-то накоплен опыт, профессионализм и наличие отличного слога. Почему бы им не объединиться и не выпустить роман? Другое дело, если этот богатый человек — самодур, и тема не только неинтересна, но и вульгарна. 

— Считаете ли вы, что творческому человеку все сюжеты и идеи его произведений диктуются «сверху», от некоего высшего разума?

— Соглашусь с этим на сто процентов. Я пишу только в состоянии вдохновения, по сути, это изменённое состояние сознания, в этот момент ты растворяешься, тебя ведут история и герои. Ты проживаешь с ними радость и горе. Это уже потом, при первой читке, включается разум, и ты начинаешь вносить изменения, но с совершенно другим настроем.

— Смысл жизни, каков он, если не говорить высокопарно? И в чём вы находите своё счастье?

— Сразу вспомнился анекдот «если вы нашли смысл жизни, то самое время проконсультироваться у психиатра»! А мне пока к нему рано…Счастье для меня — это здоровье близких, гармония в семье и, конечно же, любовь. Без неё жизнь мертва.

"Если вы нашли смысл жизни, то самое время проконсультироваться у психиатра". 

— Как вы отдыхаете, расслабляетесь? Где проводите лето? Если бы вам выпал шанс прямо сейчас полететь в любой уголок планеты, то что бы вы выбрали, не задумываясь? 

— Меня расслабляет длинная дорога. Мы с мужем любим колесить на машине по разным странам: чувствуешь невероятную свободу и спонтанность. В позапрошлом году за две недели мы проехали девять европейских стран. Впечатления останутся на всю жизнь. Сегодня ты обедаешь в Вене, а завтра — в Праге. Перед тобой мелькают города, каждый со своим колоритом. Ты окунаешься в историю монастырей, замков, именитых династий, и чувствуешь, что всё это рано или поздно пригодится в будущих сюжетах.
Лето всегда провожу в Москве. Мне очень нравится летняя Москва: минимум пробок, открытые веранды и множество всевозможных фестивалей и передвижных выставок.
Если говорить о дальнем отдыхе, то это конечно, Средиземноморье, а если говорить об отдыхе в Москве, то это большой звёздный зал планетария.

Беседовала Елена СЕРЕБРЯКОВА