Отрывок из серии рассказов о докторе Краузе. История вторая "Семейный альбом"

Просмотров: 295

В последнюю неделю ноября доктор Краузе прилетел дневным рейсом в аэропорт Дрездена. В зоне прилета его встречал водитель отеля, в котором он забронировал номер.

Небо быстро затягивало свинцовыми тучами. Накрапывал мелкий моросящий дождь со снегом. Из окна автомобиля Эрих увидел, как столица Саксонии готовится к Рождеству: на площадях, вдоль зданий разместились палатки с сувенирной продукцией, по всему городу были развешаны разноцветные гирлянды.

Черный «мерседес» с комфортом доставил доктора до отеля «Кемпински Ташенбергпалас», расположенного в исторической части города. Вестибюль отеля был нарядно украшен к предстоящему празднику и пропитан запахом ароматной новогодней выпечки. Номер в отеле ему достался на мансардном этаже, окна из которого выходили на оперу Земпера.

Симпозиум начинался на следующий день, и Краузе решил встретиться со своим учителем, который тоже остановился в этом отеле. Он позвонил ему на мобильный телефон и узнал, что профессор сидит в баре «Paulaner». Эрих вышел на улицу и повернул за угол, зашел в бар и тепло поприветствовал старика Майера. Это был подвижный человек среднего роста, с приплюснутым носом и пронзительным взглядом. Два года назад он перенес инсульт, от которого до сих пор не оправился. Левая часть лица была немного опущена, а левая рука плохо двигалась. Он периодически ее потирал, издавая при этом присвистывающие звуки. Даже инсульт не смог ослабить его энергичность. Профессор продолжал преподавать, консультировать пациентов и участвовать в различных телевизионных передачах, посвященных гипнозу.

– Эрих! Рад, что ты прилетел сегодня! Давно не виделись! – воскликнул он на немецком языке и протянул ему руку. – Как жена?

Эриху не хотелось обсуждать семейную драму, поэтому он поздоровался с Майером и коротко ответил:

– Все в порядке.

Беседа продлилась два часа. За это время они обсудили интересные случаи из практики, новшества в гипнотерапии и предстоящий симпозиум. Пили темное пиво и ели жаркое из говядины. Профессор периодически отпускал едкие шуточки в сторону коллег, чем каждый раз вызывал недоумение на лице Эриха.

– Мне скоро семьдесят лет, Эрих, мне уже позволено говорить правду, – отшучивался Майер.

На следующий день они с профессором не спеша дошли до конференц-зала и одними из последних зарегистрировались на стойке рецепции. Им выдали бейджики с их именами, и они проследовали в просторный зал, в котором уже собрались ведущие гипнологи Европы.

Подходя к двери, Эрих заметил выставочный стенд, на котором были изображены портреты всех докладчиков. Его внимание привлек портрет доктора Рихтера, в котором он сразу узнал лысого собеседника жены на фотографии с дегустации. Но теперь доктор не был лысым, густой слой коротко стриженых волос покрывал его голову. Эрих показал на фото и спросил профессора:

– Вы его знаете?

– Конечно, он учился у меня двумя годами позже твоего выпуска. Специализируется на детских фобиях.

Эрих присмотрелся и увидел запонки на его рубашке. Это были те самые запонки, которые купила его жена в Шереметьево перед вылетом в Париж.

Сомнений больше не было, это и есть тот мужчина, к которому сбежала его жена! По всему телу пошла мелкая дрожь, затем его пробил озноб. Он побледнел и покачнулся.

– Что с вами, Эрих? – спросил профессор. – Вы как будто призрака увидели!

– Ничего, все в порядке. Легкое недомогание, скорее всего из-за перелета.

– Честно говоря, я удивился, увидев его фамилию среди докладчиков, – задумчиво произнес профессор.

– Почему?

– Он несколько лет уже не практикует. Личная драма.

– Что с ним произошло?

– От него ушла жена. Казалось бы, что тут такого? Не он первый – не он последний! Рихтер ведь сам психиатр, знает, как справиться со стрессом, но Артур так и не оправился.

– Когда это произошло? – полюбопытствовал Эрих.

– Кажется, два года назад. После этого он не практиковал. Если я прав, то его фото размещено здесь по ошибке.

– Почему вы так решили?

Профессор показал на стойку рецепции и сказал:

– Только его бейджик остался не востребован.

Эрих посмотрел в сторону рецепции и увидел последний бейдж. Он подошел к стойке и спросил у миловидной девушки:

– А доктор Рихтер еще не приехал?

– Он звонил несколько минут назад и сказал, что его рейс задерживается, попросил перенести его выступление на следующий день.

Профессор и доктор Краузе прошли в конференц-зал. Они поздоровались за руку с теми, кого знали лично. Эрих был третьим в списке докладчиков, поэтому сел в первый ряд. Профессор же заметил своих друзей в центре зала и присоединился к ним.

Свет стал медленно гаснуть, на сцену вышел худощавый мужчина невысокого роста и объявил об открытии симпозиума. Первый докладчик поднялся на сцену и прошел к кафедре. Это был высокий мужчина плотного телосложения. Он представился и рассказал о своей специализации. Его фамилию Эрих уже где-то слышал и, немного поразмыслив, вспомнил, что читал его статью в немецком журнале. После него на сцену поднялся второй докладчик – это был полный мужчина лет пятидесяти в круглых очках. Докладчики говорили на разных языках, поэтому многие участники симпозиума пользовались синхронным переводом.

Навязчивые мысли не давали Эриху сосредоточиться на докладах, все его помыслы были направлены на жену и ее любовника. Он попытался представить их вместе, но чем больше старался, тем меньше у него это получалось. Уж слишком нелепой парочкой они выглядели.

Услышав свое имя, Эрих встрепенулся и понял, что его вызывают на сцену.

 

***

После доклада Краузе выскочил в коридор и набрал номер мобильного телефона Крюкова, который должен был сейчас быть на подъезде к Ницце. Услышав его голос, доктор спросил:

– Михаил, есть новости?

– И вам доброго дня, Эрих, – съязвил детектив.

– Взаимно. Так есть новости?

– Я в Ницце, только что приехал из Гааги. Был в офисе Европола. Ваш тесть дал мне контакты одного высокопоставленного чиновника. Он выделил двух детективов, которые будут курировать это дело. Пока они не спешат на помощь – нет состава преступления. Но они дали мне адреса двух отелей в Ницце, где останавливалась Елена. Я планирую туда сегодня съездить, навести справки.

– Хорошо.

– По поводу тех трех фамилий, которые вы мне дали…

– Да?

– Только Артур Рихтер находился в тот момент в России, остальные – вне подозрения.

– По поводу него я и хотел с вами поговорить. Похоже, именно ему моя жена покупала запонки, – ответил Эрих и подробно рассказал о том, что узнал о Рихтере, и о том, что рассказала ему Даша.

– Значит, он завтра прилетает в Дрезден?

– Да. Я буду ждать его в аэропорту.

– Нет, Эрих, не надо. Будьте постоянно на виду, пусть вас видят люди, попадайте в обзоры камер. Я подключу к этому Европол, пусть они его встретят и задержат для допроса.

– К чему нам лишняя шумиха? Я встречу его, и мы поговорим как мужчина с мужчиной. Я узнаю у него, где сейчас Елена, и поговорю с ней. Если с моей женой все в порядке – мир им да любовь.

– Я сомневаюсь, что она в порядке. Вам не кажется странным то, что вы увидели его портрет с запонками на симпозиуме? Ставлю сто евро, что он завтра так и не прилетит!

– Вы думаете, он намеренно со мной играет?

– Я думаю, что ваша жена в большой опасности, и нам как можно быстрее нужно ее разыскать. Я сомневаюсь, что ваш противник Рихтер.

– Вот как? И все же найдите о нем как можно больше информации: адрес проживания и офиса, круг знакомых и родственников.

Закончив разговор с детективом, доктор спустился по лестнице в холл и хотел присоединиться к профессору, но чья-то тяжелая рука легла на его плечо. От неожиданности он вздрогнул, резко обернулся и увидел первого докладчика.

– Простите? – вопросительно произнес Эрих.

– Мне понравилось, как вы осветили мою тему доклада, – сухо произнес докладчик на немецком языке. Его взгляд был цепким и пристальным, а глаза неестественно блестели.

– Вашу? – удивленно спросил Эрих.

– Да. Поначалу мне предложили эту тему, но я отказался, счел ее эксцентричной. Мистики в нашем деле нет и быть не может. Если мы, психотерапевты со стажем, начнем говорить о своей работе как о мистическом опыте, то на всем научном сообществе можно ставить жирную точку. Но вы, вижу, так не считаете.

– Нет, не считаю. Мистика окружает нас повсюду. От самого рождения до перехода в новую жизнь.

– Новую жизнь? – с издевкой переспросил мужчина и громко расхохотался.

– Вы что, серьезно не верите в реинкарнацию? – удивился Эрих. – После стольких-то подтверждений…

– Я не вижу вашей жены, в прошлый раз она вас сопровождала, – неожиданно перевел разговор на другую тему докладчик и добавил: – Семейные проблемы?

– Никаких проблем! – излишне резко парировал Эрих. – Нельзя злоупотреблять терпением красивой женщины.

– Великолепное выступление! – услышал Эрих за своей спиной.

Он обернулся и увидел профессора Майера.

– Спасибо профессор, позвольте вам представить доктора…

Эрих повернулся, но докладчика уже и след простыл.

– Хм, – удивился Эрих.

– Какие-то проблемы? – спросил профессор.

– Нет-нет. Все в порядке. Так мой доклад вам действительно понравился?

– Конечно! – воскликнул Майер. – Вы как всегда на высоте. Во время вашего выступления я специально смотрел не на вас, а на наших коллег. Все были заинтригованы! А сколько интересных фактов вы изложили! Я и не думал, что вы провели такую огромную исследовательскую работу.

– Спасибо, профессор, но мне кажется, вы преувеличиваете мои заслуги.

– Нет же! Я не преувеличиваю! Сколько, по-вашему, сидевших в конференц-зале выпустили книги со своими исследованиями, которые стали бестселлерами? Публика сейчас невероятна избирательна. Вы же смогли заинтересовать читателей. Уже готов материал для следующей книги?

– А не пройтись ли нам до ближайшего ресторанчика? – предложил Эрих и улыбнулся. – Я очень проголодался, там и расскажу вам о теме следующей книги.

– Согласен! – улыбнувшись, воскликнул профессор.

Они проходили площадь Шлоссплац, когда профессор вскинул голову и посмотрел на стеновое панно огромного размера, на котором была изображена история саксонской династии Веттинов в виде процессии рыцарей длиной более ста метров.

– Шествие князей! Грандиозное и завораживающее зрелище! Каждый раз, прилетая в Дрезден, я выбираюсь сюда и подолгу смотрю на эту красоту.

Его голос перебивали уличные артисты и музыканты, которые выступали на рождественской ярмарке.

– На этом панно изображены девяносто четыре человека, – восторженно продолжил профессор. – Тридцать пять маркграфов, курфюрстов и королей, а также пятьдесят девять ученых, художников, ремесленников, солдат, детей и крестьян.

Но Эрих не мог сейчас ничем восторгаться, его мысли были направлены только на доктора Рихтера. Он шел и думал, как Рихтер смог подобраться к его жене? Как завладел ее вниманием и сделал так, что она практически без объяснений уехала из Москвы? Как добился того, что она не выходит на связь даже с родителями? Его также насторожил разговор с детективом. Почему он сказал, что Елена находится в смертельной опасности?

Расположившись в ресторане на берегу Эльбы, профессор потер левую руку и недовольно проскрипел:

– Как не вовремя случился инсульт, я был на самой вершине своей карьеры. А теперь – каждый день веду бой со смертью. В дождливую погоду рука так ноет, что кажется, вот-вот отвалится. Ну, да не будем обо мне, моя участь стареть, а вот вы еще многое можете сделать для гипнологии. Так о чем будет ваша следующая книга?

– Темой следующей книги я выбрал «Кармические родственные связи».

– Очень интересно! Как вы намерены подступиться к этой теме?

Эрих подробно рассказал профессору о собранных материалах и тенденциях, которые прослеживались у большинства его пациентов. Профессор сразу же высказал свое мнение. Они немного поспорили, и, когда тема была исчерпана, Эрих спросил:

– Меня очень заинтересовал доктор Рихтер, не могли бы вы мне подробнее о нем рассказать.

– Очень умен, но характер... – Профессор состроил недовольную гримасу. – Блестящий психотерапевт. Я ему предлагал другую специализацию, но он выбрал детские фобии. Тогда я не понимал почему, перед ним были открыты все двери, но позже узнал, что он выбрал эту специализацию из-за сына.

– Значит, его жена не просто ушла от него два года назад, она забрала еще и его ребенка? – уточнил Эрих.

– Да. Она не просто ушла, Эрих, – профессор понизил голос на октаву, – она ушла к другу Артура. А через некоторое время они покинули Европу.

– Ого! Это тяжело пережить. Расскажите о его характере. Он вспыльчивый?

– Нет, – замотал головой профессор. – Он очень спокойный, рассудительный. Все взвешивает, все продумывает. Очень аккуратен. Педантичен.

– Какие у него недостатки?

Профессор задумался и после паузы ответил:

– Жуткий трус. Во время учебы я насчитал у него не меньше пяти фобий.

– Уход жены должен был повлиять на его психику, – предположил Эрих.

– Возможно, я не видел его с тех пор. Никто его не видел. Поэтому я и удивился, когда мелькнула его фамилия в списке докладчиков.

– Регистратор сказала, что он звонил и предупредил, что задерживается его рейс.

– Задерживается его рейс?! – повторил профессор, от удивления его кустистые брови поползли вверх. – Забавно, но теперь я точно знаю, что это чья-то шутка!

– Почему?

– Потому что Рихтер никогда не летал на самолетах, он их до ужаса боялся. Это всегда затрудняло его поездки на другой континент. Однажды мы должны были полететь на конференцию в Бостон, так он специально взял отпуск на две недели раньше и плыл до Штатов на корабле.

Эрих задумался. Может, пользуясь недоступностью коллеги из-за семейной драмы, кто-то прикрывается его именем? Или все-таки сам доктор затеял с ним игру? Но зачем ему это? Ведь они даже не знакомы.

«Ему мало увести мою жену, он еще заставляет Елену играть в прятки, а меня бегать за крохами, которые сам и раскидывает», – с раздражением подумал Эрих.

 

https://www.litres.ru/inessa-davydova/misticheskie-istorii-doktora-krauze/