Отрывок из романа "Верона".

Просмотров: 276

Аристарх

Не думал, что мы можем поругаться с Вероной из-за какого-то дурацкого купальника. Все началось во время сбора вещей. Она завела меня своими нарядами, то и дело, выпархивая из гардеробной в новом образе. Каждый раз она изображала на лице новую гримасу и пританцовывала, показывая свое отношение к прикиду. Я, то ржал, как подорванный, то ерзал от нахлынувшей страсти. Мысленно я уже попрощался с ее шмотками и заказал новые, так мне хотелось сорвать с нее все и на хрен никуда уже не лететь. Но тут Верона услышала от меня, что на вилле у нас будет свой частный пляж. Поэтому последним в этой бесконечной веренице был выбор купальника. Катя положила в коробку три на выбор. Ох, доберусь я до сеструхи и долбану по ее семи чакрам!

– Ты в гимнастический зал меня отправляешь или на пляж? – показывает она на закрытый черный купальник и мечет на меня гневный взгляд. – Может, паранджу еще на меня наденешь?

– Неплохая, кстати, мысль, – я щурюсь и, глядя на нее, разваливаюсь на диване, руки сцепляю за головой. Вид блаженный.

– Я не пойду в таком виде на пляж!

– Ладно, готов пойти на компромисс, надевай следующий.

Во второй ее выход со мной чуть не случился сердечный приступ. В какие-то считанные секунды меня накрывает волна ревности и гнева, лицо краснеет, на лбу вздуваются вены. Я вскакиваю с дивана и ору:

– Ты с ума сошла?! Это купальник?! Нет, нет и нет! Это какие-то две веревочки!

Оттягиваю полоску на трусах, резко отпускаю, жгут больно бьет по коже. Она вскрикивает.

– Снимай немедленно! Пока тебя никто не увидел, и мне не пришлось окатывать зевак из огнетушителя!

– Я беру его! И точка! – кричит Верона.

– Нет, не берешь! – я рву три треугольника, полоски лопаются, она опять вскрикивает и бежит в гардеробную. – Надевай третий! Или вообще полетишь без купальника!

– Прекрасно! Буду купаться голой! – кричит она мне из коридора.

– Верона! – рычу я. – Не дразни меня!

Третий выход был в белом раздельном купальнике. Я замираю. Слов нет. Черт! Это круто!

– Ладно, детка, остановимся на этом, – хриплю я.

– Заметь, ты сам на это согласился, – ее глаза горят, чую подвох.

Она поворачивается и виляет попкой. Проклятье! Ягодицы почти обнажены. После пятиминутного бега по квартире мне удалось поймать эту Ходячую Дерзость и стянуть с нее купальник. Но уступать она не собиралась. Уперла руки в бока и сказала, что именно в этом купальнике она намерена поджарить себе ягодицы на солнце и мне нечего боятся, так как я буду рядом.

Вы когда-нибудь спорили с голой женщиной? Нет? И не пытайтесь! Вы все равно проиграете! Голая добьется всего! Вот и Верона демонстративно бросила купальник в чемодан, застегнула молнию и с вызовом поставила на него ногу. Уф! Я преподам на Сицилии урок этой упрямице! Она еще вспомнит этот момент!

Как только мы приехали в аэропорт и вышли из такси, я напрягся по полной. Верона в новом черно-белом коротком платье и зеленых туфлях притягивала внимание всех мужиков. Черт! Я сам завелся перед выходом из квартиры, когда увидел ее прикид и только раненый Сэм спас положение.

Из-за плотоядных взглядов я не мог отойти от нее ни на минуту, пришлось отвечать на звонки партнеров, сидя рядом и держа ее за руку. Мне хотелось всему миру заявить на нее свои права, и чтобы ни у одного хрена в голове не возникло даже намека на желание обладать тем, что принадлежит теперь мне. Я так накрутил себя, что метал яростные взгляды во всех, кто поворачивался в нашу сторону.

Когда мы прошли регистрацию, я перешел к активным действиям. Одному поставил подножку, пока Верона рассматривала часы в Дьюти-фри. А не хрен пялиться на ноги чужих телок! Другому, как бы невзначай, наступил на ногу. Тот по ходу тоже потонул в синих бездонных глазах. Третьему так и вовсе не за что досталось, оказывается, он высматривал в магазине свою жену, которая была в такого же цвета платье, а получил от меня под дых, когда тронул Верону за плечо. Пока тощая тетка показывала Вероне помаду, я подошел и извинился, типа вышло недоразумение, он попятился от меня как от чумы, ну и хрен с ним. Я редко бываю вежлив, не оценил – его проблемы! После этого инцидента я заставил себя остыть. Но в зале ожидания меня накрыло новой волной ревности. Проклятье! Так мы не долетим до Италии!

Чем ближе вылет, тем чаще звонки. Черт! Они что все с ума посходили! Проблемы сыпались одна за другой и я только успевал переводить удары на нанятых для таких случаев спецов. Только сейчас я понял, что выходом из трех проектов ситуацию не разрулить. Мне хочется быть с Вероной, чувствовать ее присутствие везде и всегда, а это нереально с учетом ее учебы и моей загруженности. И хоть за последние две недели мне удалось всех приучить, что в воскресенье у меня выходной, но этого, по-видимому, будет мало.

Пока мы не сели в самолет я то и дело кидал на Верону оценивающие взгляды. В Дьюти-фри ей многое что понравилось, но она ни разу ничего не попросила. Для нее мне ничего не жалко, а не настоял я на покупке по одной простой причине: все, что ей нужно мы купим в Милане. Но для себя сделал пометку, что Верона не будет по часу стоять с восторженным лицом перед прилавком, давая понять, что ей что-то приглянулось, как делают другие телки.

Спокойствие пришло, как только я заметил, что она слушает в наушниках песню «Powerful», от которой я фанател в последние дни. Она улыбалась, сжимала мою руку, тяжело дышала, то и дело закрывала глаза. Я понял, что она там, в нашей первой ночи и с облегчением выдохнул.

 

***

Вера

Самолет отрывается от земли и взмывает вверх как птица. Я восторженно кручу головой, мне хочется смотреть во все окна – это мой первый полет. Честно говоря, я нигде раньше не была, за исключением двух поездок к родне в Харьков и Днепропетровск, куда мы с мамой добирались поездом. Глядя на мой испуганный вид и почти детские комментарии, Руссо посмеивается и сжимает мою руку. На нем зеленая рубашка под цвет его глаз и узкие серые брюки. Закатанные рукава оголяют татуировки: густой непроходимый хвойный лес. Ремень с пряжкой в виде головы буйвола и медальон с черепом придают его вполне классическому облику брутальности. Ах, ну и конечно, покусанные губы, и сбитые костяшки пальцев. Интересно, они у него заживут когда-нибудь?

Пока мы проходили регистрацию и ожидали посадки, на него глазели буквально все женщины. Оборачивались замужние дамы и девчонки-подростки. Еще бы такой красавчик! Меня это порядком достало, когда объявили наш рейс, я уже была на грани истерики. Руссо выглядел очень напряженным, видимо из-за непрекращающихся телефонных звонков. На этот раз он не отходил от меня, даже когда говорил о делах. Из этих разговоров я поняла, что он скоро будет участвовать в каких-то торгах. Что один из его проектов – боулинг-клуб и там проблемы с проверкой из налоговой. Теперь я знаю, что у Руссо есть свой личный бухгалтер, адвокат и корпоративный юрист, который улаживает дела между партнерами.

Я отправила подругам и брату сообщения, что мы в аэропорту и вылетаем в Италию. Софа пожелала мне удачи. Саня написал: «Береги себя», а с Анной у меня завязалась бурная переписка. Конечно, я не могла промолчать и написала ей, что у нас уже все произошло. Она тут же мне перезвонила, но я сбросила звонок и написала, что сейчас не могу говорить. После чего переписка продолжилась. Анна сообщила мне, что Саня эту ночь ночевал в коттедже. Я расплылась в улыбке. Мама миа, значит, не только у нас с Руссо был этой ночью первый секс.

– Чего улыбаешься? – Руссо притягивает меня к себе ближе, пытается заглянуть в переписку.

Рассказываю ему новость, он кривится в усмешке.

– Не знал, что Курт так быстро сдастся, думал, он ее еще немного помурыжит.

Распахиваю глаза от удивления.

– Он знал все это время, что нравится ей?

– Верона, она предложила ему трахнуться еще, когда ты жила в общаге. Он приехал к тебе, а ты в тот день была со мной.

Вот это да!

– Почему ты мне ничего не сказал?

– Я думал, ты знала, вы ведь подруги.

Софа в своем репертуаре! Сначала пошла напролом, а когда не получилось, подключила меня. Вот, пройдоха!

– Нет, ничего такого она мне не рассказывала.

Разговор прервало объявление о посадке на наш рейс.

Мы летели три с половиной часа, и за это время я ни разу не прикрыла глаз. В отличие от меня Руссо уснул, как только самолет набрал высоту. К нам подошла стюардесса с тележкой и хотела его разбудить, чтобы предложить напитки, но я так на нее шикнула, что она попятилась со своей тележкой к следующему креслу. Такое поведение для меня самой было полной неожиданностью, видимо я на ходу училась отвоевывать свою территорию. Моя выходка не осталась незамеченной. Руссо открыл один глаз, расплылся в улыбке и пробормотал что-то невнятное, потом взял меня за руку и не отпускал, пока я не запросилась в туалет. Почему-то он пошел со мной и стоял у двери как часовой.

Когда принесли еду, Руссо только уснул, мне пришлось разбудить его. Но он сонным голосом прохрипел, что разрешает выкинуть свой паек. Конечно, я этого не сделала, а умяла все, что было на двух подносах. Завтрак я практически отдала Руссо, так как еще не привыкла рассчитывать его норму. Когда я готовлю на два дня, получается на один раз. Как в него все это помещается ума не приложу, наверное из-за того что он такой энергичный, съеденное не влияет на его фигуру, а сгорает как в топке. Со мной это точно не пройдет, как только я наращиваю объем поглощаемой пищи, утренняя гимнастика уже не справляется и мне приходится утраивать физическую нагрузку.