Отрывок из романа "Падение Вавилона"

Просмотров: 516

В Колонный зал Дома союзов полковник Вахрушев Олег Васильевич вошел под руку с новоиспеченной женой. Будучи мужчиной зрелым и опытным он понимал, что отказаться от сопровождения молодой супруги на концерт не представляется возможным. Между его пробуждением и принятием душа в спальне таинственным образом появился новый смокинг, а с вечера на комоде мозолили глаза два пригласительных билета. Ларочка расхаживала по дому с величественным видом, именно так выходят на сцену оперные дивы, и напевала, кто бы мог подумать, «Сицилиану» австрийского композитора XVIII века Марии Терезы фон Парадис. Она пояснила, хотя супруг ни о чем не спрашивал, что именно с этого произведения начнется концерт. В ее мурлыканье на неком отдалении угадывался ноющий как при зубной боли мотив, который полковник не отличил бы от полуночных завываний кота Пирата. Вахрушев понял, что нужно собраться духом и просто пережить этот вечер.

Усаживаясь в кресло, обитое красным бархатом, он пожалел, что не может прикрыться напряженным графиком работы — полковник был в двухнедельном отпуске по случаю бракосочетания.

— Пока не начался концерт, я введу тебя в курс театрального этикета, — заговорила Ларочка томным голосом, обещающим супругу вознаграждение за принятое с мужеством испытание. — Когда выйдет исполнитель нужно поприветствовать его аплодисментами.

— Зачем? — Вахрушев приподнялся, пропуская пожилую пару. — Мне кажется, что более разумно похлопать в конце, а не в начале. Он еще ничего не сыграл, а мы ему уже аплодируем. Не вижу логики.

— Так мы желаем ему удачного выступления, — тон супруги стал жестче и Вахрушев понял, что лучше ее не дразнить.

Далее Ларочка пустилась в длинные пояснения, что по театральным законам считается дурным тоном и спросила, отключил ли он мобильный телефон. Он напомнил, что отключил его еще дома, но она все равно проверила.

Прозвучал третий звонок. Публика расселась по местам. Все замерли в ожидании. На сцену вышел Дмитрий Коган и поклонился публике. Зал взорвался аплодисментами. Под бдительным взглядом супруги Вахрушев нехотя присоединился к большинству. В этот момент полковника кто-то похлопал по плечу. Он обернулся и увидел своего заместителя.

— Ромка! — еще никогда он так не радовался их встрече. Полковник вскочил, на него тут же зашикали зрители. — Вот уж не думал, что ты любитель классики.

Пахотин скривился, поздоровался с супругой шефа и пояснил:

— Я за тобой. Срочно вызывает Масличенко, у нас новое дело, — кивком он указал на выход.

Еще не видя лица супруги, Вахрушев затылком ощутил надвигающийся шторм. От его ухода Ларочка будет не в восторге и это мягко сказано.

— Только попробуй меня бросить, — угрожающе прошипела супруга и красноречиво погладила округлившийся живот.

— Мне приказано явиться в Управление, но ты оставайся. Послушай музыку, поупражняйся в пении и не забывай наставлений врача: тебе вредно волноваться.

Полковник извинился, поцеловал оцепеневшую от гнева руку жены и поспешил за заместителем, молясь, чтобы Ларочка не помчалась за ним вдогонку, а такое однажды приключилось и зрелище было не из приятных.

´´´

Экстренное совещание глав управлений ГРУ подходило к концу. Выработав общее направление в расследовании, генералы покидали круглый конференц-зал. На выходе их атаковали ассистенты, обрушивая шквал новостей. Вахрушев стоял поодаль и наблюдал как тут и там спонтанно образовывались группки, похожие на островки. Сквозь гул голосов он отчетливо услышал свое имя и встрепенулся. Генерал-майор Масличенко жестом пригласил пройти его в конференц-зал.

С шефом Олег Васильевич дружил более десяти лет, но в стенах родного управления они всегда придерживались сугубо рабочих отношений.

— Заходи, садись, — приказал генерал, и жестом показал ассистенту закрыть дверь. — Времени мало, излагаю суть, а подробности тебе расскажут представители космической и радиотехнической разведок.

Генерал оправил лацканы форменного мундира и оценил непривычно торжественный наряд полковника.

— Три часа назад наши технари взломали сайт теневого аукциона, на который хакеры-инсайдеры выкладывают программы применимые в разных отраслях промышленности и наткнулись на новый лот «Аркан». При беглом просмотре, а инсайдер выложил в сеть несколько чертежей, было установлено, что это программа — разработка советских ученых. По нашим данным она была законсервирована в 1991 году. Все кто ее курировал либо мертвы, либо на пенсии. Скудность архивных данных не позволяет в полном масштабе оценить ситуацию. Исследования проводились на территории Киргизии, а испытания в Казахстане. После распада Союза связь с конструкторским бюро полностью утеряна. Ты уже имел дело с научной средой, знаешь, как к ним подступиться, поэтому было принято решение для сбора информации подключить твою аналитическую группу. Операции присвоено кодовое название «Аркан».

Дверь приоткрылась, в конференц-зал просунулась голова ассистента.

— Иван Алексеевич, вас вызывают в генштаб.

Генерал поднялся и двинулся к выходу. Вахрушев поспешил за ним.

— Мы ведем переговоры с хакером, но бес его знает, на что он способен. Наша задача — не допустить продажи программы, установить личность хакера и изъять все носители.

Перед дверью Масличенко остановился.

— В операции задействованы три группы. Первая группа будет работать на территории хакера, его местоположение пока не установлено, но вряд ли он в России. Остальные займутся конструкторским бюро. Установите, на какой стадии разработки была законсервирована программа. Есть ли риск для обороны страны? Допросите всех разработчиков. В первую очередь пусть подтвердят подлинность «Аркана». Разделите полномочия. Ты займешься оперативно-розыскными мероприятиями, а на вторую группу скинем просчет рисков в случае провала первой группы и поиск решения. Докладывать лично мне.

— Слушаюсь, — полковник вытянулся.

Генерал вышел в коридор, Вахрушев не отставал.

— Для этих целей мы развернули оперативный штаб. Мои ассистенты скинут тебе всю информацию. На время операции вводится казарменный режим. Связь только по специально выделенной линии. Да и... — генерал остановился у лестницы. — Олег, прими мои поздравления.

Шеф намекал на поспешную регистрацию брака. Полковник не хотел вдаваться в подробности семейной ситуации, и просто кивнул.

— Понимаю, вы с Ларисой рассчитывали на медовый месяц, но, как говорится: долг и достоинство — прежде всего. Будем на связи.

Вахрушев смотрел, как генерал бодро преодолевает лестничные пролеты и думал о том, как бы помягче изложить новости жене.