Утверждена обложка романа "Протокол 17"

Просмотров: 458

Утверждена обложка романа "Протокол 17" – первой части трилогии "Слабое звено".

Жанр: детектив

Аннотация:

В израильской клинике умирает Макс Петровский – генеральный директор крупного российского холдинга «Эпсилон» – и оставляет имущество жене, о которой до оглашения завещания никто не слышал. Для акционеров холдинга Александра Петровская – препятствие в дележке капитала и главная мишень. Победит тот, кто доберется до нее первым. Но на их пути становится опытный агент ФСБ с кодовым именем Икар. Внедрившийся к Петровской под видом главы безопасности, он расследуют заговор акционеров, который привел гендиректора к потере контрольного пакета акций и гибели семьи. Александра хочет найти убийцу и вернуть контроль над холдингом, но у спецслужб более масштабные планы.

Отрывок:

Для выполнения поставленной задачи я должен использовать старое прикрытие. Чтобы войти в образ обычно мне нужно пару недель, но эту легенду я использую часто, так что справлюсь за сутки. Распечатываю присланный куратором пакет, в нем паспорт, водительские права, военный билет, медальон-полумесяц и обручальное кольцо. Укладываю в металлическую визитницу новенькую пачку визиток. На них жирным шрифтом выведена должность — консультант по безопасности. В портмоне отправляется фотография брюнетки лет тридцати и кареглазого мальчугана.

Байкерский рюкзак с клепками, в котором лежат оставшиеся с последнего задания документы и пожитки, запаковываю в целлофановый пакет. Предыдущее и новое прикрытие настолько несовместимы, что ничего из этих вещей мне не пригодится. Отрываю ценник от новой спортивной сумки, забиваю ее только что купленными вещами. Вынимаю из сейфа упаковку новенького пистолета «Глок» и коробку патронов — легенда предпочитает именно эту модель. Я вспоминаю его излюбленную фразу: «Глок 17» занесен в книгу Гиннесса за то, что способен стрелять в любых условиях: воде, грязи и песке». Заряжаю магазин патронами, и отправляю пистолет в кобуру.

Основные изменения во внешности мне предстоит сделать перед вылетом. Сейчас же, глядя в зеркало, я произношу набор триггер-фраз, которые помогают мне вспомнить мимику, манеру речи и жестикуляцию легенды.

Утром закончился последний инструктаж. Я дотошно вник во все материалы предстоящей операции. Задание масштабное, рассчитанное на двенадцать месяцев. Мне дали доступ к солидному банковскому счету на создание системы безопасности и карт-бланш в наборе исполнителей.

Изучив дело, прихожу к выводу, что мой объект — координатор группы — не имеет профессиональных навыков. Сможет ли она выполнить возложенные на нее функции? Сомневаюсь. Но пусть об этом болит голова моих боссов, моя задача — это безопасность объекта. Ее прошлое подобно моему, как засвеченная фотопленка. Ее список постоянных контактов состоит из трех человек: мой наниматель, подруга и психотерапевт, которого она посещает три года. В досье отсутствует психологическая оценка, а такое впервые.

На двух фотографиях я вижу ничем не примечательное женское лицо. Тяжелый взгляд серо-голубых глаз. Длинные каштановые волосы. Хоть у женщины правильные черты лица, привлекательной ее не назовешь. Я точно знаю, что она находилась не один месяц под наблюдением, а значит, снимки делали регулярно. Тогда почему в деле нет фото и видео оперативной съемки?

Весь предыдущий месяц я занимался подготовительной работой: установил камеры наблюдения в необходимых зонах, внедрил агентов в службы безопасности противников, собрал группу из проверенных спецов. Теперь мне предстоит вылететь за координатором и доставить ее в Москву.

Тишину разрывает звонок мобильного телефона, этот номер я использую только для связи с куратором. Отзываюсь кодовым именем и получаю приказ:

— «Протокол-17» задействован. Приступай.

Смотрю в зеркало на удачу, так всегда делал мой отец. Выключаю свет и выхожу из служебной квартиры. Оставляю ключ в тайнике, его заберет группа зачистки — сюда я больше не вернусь.