Отрывок из рассказа "Женский портрет"

Просмотров: 160

"Женский портрет" пятый рассказ из цикла "Мистические истории доктора Краузе".

 По телефону Анна согласовала встречу на шесть часов вечера и приехала без опоздания. Сегодня на ней было шелковое облегающее платье пудрового оттенка. От вчерашней хандры не осталось и следа. Она была бодра и полна оптимизма, говорила о предстоящей работе и перспективах.

– Вы помирились с Ильей? – спросил в лоб Краузе и улыбнулся.

– Да, – Анна опешила. – Как вы догадались?

– Кто был инициатором? – спросил он вместо ответа.

– Конечно, я. Кто еще? – буркнула она. – Я забросала его вчера смсками.

– И?

– Он пришел ко мне после работы. Весь понурый. Он тоже переживал, – Анна заломила руки. – Вы не представляете, как все осложнилось...

– В смысле? – Краузе изогнул бровь.

– Ну... мы... – Анна замялась, – ох...

Она ожидала от него прозорливости, но Эрих сделал вид, что не понял ее намека. Ему хотелось, чтобы она произнесла это вслух, а она, видимо, намеренно этого не делала.

– Он остался у меня ночевать... – выдала пациентка после паузы.

– Просто ночевать? – с кажущимся простодушием уточнил Эрих.

– Боже! Вы тянете из меня все жилы! – взбунтовалась девушка.

– У вас был секс? – он с улыбкой кинул ей «спасательный круг».

– Да!

– Как на это отреагировал Кирилл?

Анна сконфузилась и отвела взгляд.

– Никак. Он не знает.

Краузе нахмурился, и она тут же пояснила:

– Я не убегаю от проблемы. Просто хочу закончить наши сеансы. А потом поразмыслить над всей этой ситуацией.

– А Илья? Что он по этому поводу думает?

Девушка покраснела. Руки теребили ручки сумочки.

– Сказал, что дело за мной. Хочет, чтобы я сделала свой выбор. Как думаете, если бы не сеансы, мы бы с Ильей сблизились?

– Однозначно нет, – честно признался Эрих. – Это явная провокация чувств после увиденной инкарнации, по крайней мере, с вашей стороны. До второго сеанса Илья прочно занимал нишу друга. Вы сами сказали, что никогда не испытывали к нему романтических чувств.

– Точно, – Анна потупила взгляд и задумалась.

– Приступим?

Пациентка кивнула и легла на кушетку.

– Сегодня все закончится.

– Вы так считаете?

– Я уверена, даже сказала об этом Илье.

Краузе взял со стола пульт от камеры, блокнот и ручку. Устроился в кресле и ввел пациентку в гипноз.

– Анна, вы находитесь на лечебном сеансе, который поможет вам понять тягу к картине «Девушка с арфой».

Гипнолог провел пациентку по туннелю и вывел в свет.

– Что вы видите?

Дымка рассеялась, Анна увидела себя выглядывающей в окно. С ней две девочки младшего возраста, она знает, что это ее сестры.

– Мы с Аглашей и Полюшкой в парадной гостиной, – девушка озорно хихикнула и заговорщическим тоном добавила: – Подглядываем, как папенька встречает столичного художника.

Эрих подавил улыбку и задал следующий стандартный вопрос:

– Вы женщина или мужчина?

– Девица я, – снова хихикнула Анна.

– Как вас зовут?

– Марфа Шишкова. Папенька дразнится Арфой-Марфой, а маменька хохотуньей кличет.

Эрих обомлел.

– Вы замужем?

– На выданье я.

– Кто ваши родители?

– Папенька действительный статский советник, смоленский губернатор. Маменька из Сычевского уезда. Дочка фабриканта.

События разворачиваются очень быстро. Первое знакомство с художником состоялось уже вечером в столовой, где собралась вся семья, облачившись в самые дорогие наряды. Все пребывали в необычайно возбужденном состоянии, особенно дочери. Марфу представили сразу после старшей сестры Варвары. В отличие от хозяев, художник пребывал в тоске, его больше заботила денежная сторона вопроса и когда же его снабдят авансом.

– Поиздержался в дороге, – он вяло пожал ручку старшенькой дочери и еле подавил зевок, пока не встретился взглядом с искрящимся от радости существом.

– Марфа, – звонко представилась она, но тут же покраснела и засмущалась.

– Ла... Ла... Ларион, – только и сумел выдавить из себя художник.

За столом родители подметили, что обычно бойкая на слово Марфа отмалчивается, а гость не сводит с нее восторженных глаз. Готовясь ко сну, Марфа закрывает окно в своей спальне и слышит разговор отца с художником. Гостю в строгой манере напомнили, что пригласили его для написания портрета главы семьи, а не для флирта с его дочерью.

Марфа не спит всю ночь, мается, вертится в постели. Все мысли о художнике. Она мечтает о его поцелуях и прикосновениях. Пылает и стыдится своих мыслей. Утром за завтраком ее наставляет мать, напоминая, как должна вести себя порядочная воспитанная девушка. Марфа смущается и убеждает родителей, что не разочарует их.

К обеду расчистили оранжерею под мастерскую. Художник разложил кисти и краски. Поставил мольберт. Какое-то время управлялся с холстом и подрамником. Марфа за ним зорко следила, укрывшись за ветвями благоухающей яблони. Но когда послали за отцом, помчалась к беседке, села с книгой там, откуда была видна часть оранжереи, где художник установил мольберт. Поначалу он был так увлечен, что не смотрел по сторонам, но через час взял паузу и размял пальцы. Взгляд скользнул по саду. Он разглядел Марфу за «чтением» и больше не мог ни о чем думать.

Краузе выждал пару минут, а потом спросил:

– Что вы видите? Опишите.

Анна вкратце описала встречу молодых людей и вспыхнувшие между ними чувства. Голос взволнованный, рассказ был полон интриги и надежд.

– Хорошо, что происходит дальше?

Три дня художник работал не покладая рук. Но вот по срочному делу отца вызывают в Юхновский уезд, и работа над портретом прерывается. Каждую свободную минуту влюбленные проводят вместе. Первые прикосновения, первые поцелуи. Марфа так влюблена, что жизни не мыслит без Лариона. Приезжают родители и оглашают новость, от которой у Марфы кровь стынет в жилах. Ее сосватали за столичного сенатора, вдовца и отца двоих детей. Мать говорит, что детей забрали родственники покойной жены, они Марфе не помешают. Сестры завидуют ей, ведь теперь Марфа будет жить в столице в красивом особняке. Мать начинает ее наставлять, давать советы, как понравиться жениху. Марфа не слушает, все мысли о Ларионе.

Портрет дописан. Художнику вручают плату. Он готовится к отъезду. Но находчивая Марфа уговаривает отца написать ее портрет и послать жениху. Родителям идея нравится, они рады, что Марфа образумилась и больше не страдает по художнику.

К работе над портретом приступают уже на следующий день, но, к ужасу влюбленных, к ним приставляют Дуню, дочку кучера, которая постоянно что-то жует, а как наестся, засыпает, растопырив ноги, и даже похрапывает. Но если раздается какой-то звук, например, скрипнет половица, она мгновенно просыпается, оправляет сарафан и еще долго супится, попеременно глядя то на художника, то на Марфу. Влюбленным остаются только взгляды. Глаза как зеркало души красноречиво говорят о любви и отчаянии, ведь оба не понимают, что им делать.

Как только не оттягивал завершение своей работы Ларион, через месяц портрет дописан и послан жениху в столицу. Ларион вынужденно съезжает, но не покидает Смоленска, а селится на краю города. Ночью он пробирается к дому и ждет свою возлюбленную. Иногда Марфе удается усыпить бдительность прислуги и ускользнуть через сад. В такие ночи они бегут в его съемную комнатку на чердаке и предаются любви. В одну из таких ночей она уговаривает его бежать. Девушка хоть и наивна, но понимает, что на доход художника молодая семья не проживет. А за всю жизнь она ни разу сама не оделась. Как она будет жить без прислуги и в бедности?

План побега созрел, когда от жениха приехали сваты. Марфа поведала свой замысел Лариону, и тот удивился, какая же она сообразительная. Денег на бракосочетание не было, и девушка задумала сбежать из-под венца, прямо в свадебном наряде. Свадьбу назначили на сентябрь. Начались приготовления. Марфе собирают приданое. Она просит родителей не мелочиться, ведь она станет женой сенатора и никогда не забудет семью. Будет хлопотать о папенькином переводе в столицу. О последствиях Марфа не думала, перед ней лишь стояла задача собрать как можно больше сундуков с приданым. Ведь не понятно, сколько времени им придется жить без дохода, пока родители не простят ее за побег.

«Они простят, – убеждала себя девушка, – как народятся детки, так и простят. Чего уж там... не злыдни же...».

– Анна, что вы видите? – с нетерпением повторил Краузе.

– Я убегаю с Ларионом.

– Куда убегаете?

Анна рассказывает, как во время подготовки к свадебной церемонии, Ларион и двое его друзей «похищают» Марфу вместе с приданым. Ее служанка узнает в одном из похитителей художника и грозится рассказать. Марфа не возражает, а только просит передать семье, как ей жаль, что она подвела родителей, но выйти замуж за старика не может, ее сердце принадлежит Лариону.

Эрих не сомневался, жизнь влюбленных не будет безоблачной и принимает решение приблизить развязку.

– Лента времени раскручивается вперед!..

 

Скачать второй сборник рассказов вы можете по ссылке:

https://www.litres.ru/inessa-rafailovna-davydova/misticheskie-istorii-doktora-krauze-sbornik-2/

 

Вступайте в мои группы в социальных сетях:

https://www.facebook.com/inessa.davydoff

https://ok.ru/group53106623119470

https://vk.com/club135779566