Отрывок из романа расставил Паук свои сети". Глава первая

Просмотров: 549

Необычное поручение

Самолет летел где-то над Атлантикой, когда Герман открыл глаза и, отметив по привычке время, потянулся, прогоняя остатки сна. Опять кошмар. Все тот же... снова и снова. Память, как зудящий нарыв, настойчиво напоминала ему то, что он так тщательно старался забыть. И даже проснувшись, ему все еще были слышны крики товарищей, непрекращающаяся автоматная очередь и этот раздирающий сознание посвист над головой.

Примечательным было то, что ему не снились сны о настоящем, будто его и вовсе не было. Всем, кто его окружал в повседневной жизни, не находилось места в его сновидениях. Видимо потому, что ночью его подсознание одерживало победу над созданной легендой, и наружу вырывалась его настоящая личность, а у нее были свои переживания и герои.

Нащупав в кармане платок, Герман вытер со лба пот и огляделся по сторонам. Почти все пассажиры спали, только редкие рассеянные пучки направленного с потолка света подсказывали ему, что кто-то, как и он страдает бессонницей. Бессонница стала его постоянной подружкой. Навязчивая, бросающая в холодный пот и доводящая его сознание до расщепления на множество личностей, которыми ему когда-то приходилось быть. С ней он вынуждено познал состояние забвения, в котором не понимал, где находится и кто он. Приступы длились часами, а в последнее время участились, и он сильно рисковал, не обращаясь за помощью.

Отрывок из романа "Подари мне свет". Часть I. Глава 1

Просмотров: 540

 

Глава первая «Солнце может жить только на Небе»

«Я не расставался с тобой ни на день. Ты всегда жила в моем сердце, таяла в моих объятиях, стонала под натиском моих губ. Прежде чем заснуть я слышал твои признания в любви, ощущал жар твоего тела и ласкал до умопомрачения. Миа! Никто и никогда не разлучит нас! Мы принадлежим друг другу. Наша любовь не умерла, она просто нас ненадолго отпустила».

 Наши дни

Истошный непрерывный вой сирены давил на перепонки и отзывался в сердце невыносимой болью. Карета «Скорой помощи» пыталась объехать образовавшийся из-за аварии затор. Водитель чертыхался и заметно нервничал. По бледному сосредоточенному лицу врача-реаниматолога Юля понимала, что счет шел на минуты. Из-за шелкового платья, пропитанного кровью, ее стройное тело еле удерживалось на скользком сиденье.

За весь мучительный, показавшийся ей вечностью путь она ни разу не убрала свою руку с его еще теплой щиколотки. Ей казалось, разомкни она эту связь, и они больше не увидятся... Никогда! Она больше не услышит его голоса, не посмотрит в его искрящиеся страстью сапфировые глаза. Не почувствует его окутывающей всепоглощающей энергии. О-о-о, какое же это страшное слово никогда...