Миниатюра "Мужская комната"

Просмотров: 254

К шопингу готовить мужа надо заранее.
Вот и я начала за три дня... осторожно так... говорю, похудела, нужно гардеробчик обновить. Он, конечно, начал отбиваться и вредничать, ну не любит он это дело. В меня полетели аргументы, мол, недостаточно похудела и для демонстрации начал ощупывать фигуру, но сбился с курса и по привычке руки заскользили по интимным местам жены. Вовремя спохватился – это понятно, за семнадцать лет брака там нет ничего нового – и продолжил свои вредности.

Отрывок из романа "Верона".

Просмотров: 313

Аристарх

Не думал, что мы можем поругаться с Вероной из-за какого-то дурацкого купальника. Все началось во время сбора вещей. Она завела меня своими нарядами, то и дело, выпархивая из гардеробной в новом образе. Каждый раз она изображала на лице новую гримасу и пританцовывала, показывая свое отношение к прикиду. Я, то ржал, как подорванный, то ерзал от нахлынувшей страсти. Мысленно я уже попрощался с ее шмотками и заказал новые, так мне хотелось сорвать с нее все и на хрен никуда уже не лететь. Но тут Верона услышала от меня, что на вилле у нас будет свой частный пляж. Поэтому последним в этой бесконечной веренице был выбор купальника. Катя положила в коробку три на выбор. Ох, доберусь я до сеструхи и долбану по ее семи чакрам!

– Ты в гимнастический зал меня отправляешь или на пляж? – показывает она на закрытый черный купальник и мечет на меня гневный взгляд. – Может, паранджу еще на меня наденешь?

– Неплохая, кстати, мысль, – я щурюсь и, глядя на нее, разваливаюсь на диване, руки сцепляю за головой. Вид блаженный.

– Я не пойду в таком виде на пляж!

– Ладно, готов пойти на компромисс, надевай следующий.

Миниатюра "Опасное интервью"

Просмотров: 393

Сбор материалов, выборка статистики и анализ фактов остались позади. Она даже написала черновик статьи, полный гневных выпадов и отчаянных призывов в сторону бездействующих, а иногда попросту закрывающих глаза на проблему различных организаций по всему миру. Но без интервью, которое могло показать читателю весь масштаб трагедии публиковать материал не хотелось. Статья выглядела сухой, безличностной, не оголяла нерв читателю.