Рассказ "Бушмилс. 1608"

Просмотров: 371

К концу рабочего дня коридор поликлиники заметно опустел. Из кабинета проктолога вышел пожилой мужчина тучной комплекции и с кряхтением вперевалочку пошел к лестнице. Настала ее очередь. Мира сжала дрожащие колени и вцепилась в кожаные ручки сумочки.

Сделав глубокий вдох и выдох, она перевела звонки в беззвучный режим и убрала телефон в карман пиджака. Нервное напряжение достигло предельного пика. Опасное состояние. Еще чуть-чуть и приступа панической атаки не избежать. Только не сейчас! Ей нужно пройти через эту дурацкую процедуру и отмести нависший над ней как дамоклов меч диагноз. Не выдержав напряжения, Мира раскрыла сумочку и огляделась по сторонам. Пока в коридоре никого не было, она ловко открутила крышку фляжки в кожаном чехле и отхлебнула горячительной жидкости. Горло обволокло приятной густотой и согревающим теплом разлилось по телу. Во рту остался привкус меда и жженого дерева. За последние полчаса Мира уже трижды прикладывалась к фляжке, но только сейчас ощутила, что напряжение начало отпускать. Клацанье зубов уже не так громко слышно. Ноги не крутит судорогой, руки перестали дрожать.

Миниатюра. "Истина"

Просмотров: 322

Истина – твое собственное переживание. Она только твоя. Бессмысленно ею делиться с кем-то. Как только вы попытаетесь это сделать, она станет ложью. Вот почему истину всегда нужно держать при себе. В этом конкретном случае нужно быть эгоистом. Ваше переживание – только ваше. Даже для близкого человека оно может стать губительным. Ваша истина будет верна вам до конца и умрет вместе с вами.

Тысячи великих людей достигли истины и щедро делились ею. Но люди всегда реагируют на истину одинаково: хватаются за внешние признаки – облачаются в специальные наряды, носят амулеты с символикой, читают упорядоченный в систему набор слов. Они видят действо, но не внутренний мир. И даже если вы сильно постараетесь передать истину словами, каждый поймет ее по-своему.

Отрывок из романа расставил Паук свои сети". Глава первая

Просмотров: 383

Необычное поручение

Самолет летел где-то над Атлантикой, когда Герман открыл глаза и, отметив по привычке время, потянулся, прогоняя остатки сна. Опять кошмар. Все тот же... снова и снова. Память, как зудящий нарыв, настойчиво напоминала ему то, что он так тщательно старался забыть. И даже проснувшись, ему все еще были слышны крики товарищей, непрекращающаяся автоматная очередь и этот раздирающий сознание посвист над головой.

Примечательным было то, что ему не снились сны о настоящем, будто его и вовсе не было. Всем, кто его окружал в повседневной жизни, не находилось места в его сновидениях. Видимо потому, что ночью его подсознание одерживало победу над созданной легендой, и наружу вырывалась его настоящая личность, а у нее были свои переживания и герои.

Нащупав в кармане платок, Герман вытер со лба пот и огляделся по сторонам. Почти все пассажиры спали, только редкие рассеянные пучки направленного с потолка света подсказывали ему, что кто-то, как и он страдает бессонницей. Бессонница стала его постоянной подружкой. Навязчивая, бросающая в холодный пот и доводящая его сознание до расщепления на множество личностей, которыми ему когда-то приходилось быть. С ней он вынуждено познал состояние забвения, в котором не понимал, где находится и кто он. Приступы длились часами, а в последнее время участились, и он сильно рисковал, не обращаясь за помощью.