Рецензии

 

Издательство "Подвиг" в серии "Детективы СМ" в номере 1 за 2020 г. опубликовала рецензию на роман "Застывший шедевр".

НЕ УВЛЕКАЙТЕСЬ РЕНЕССАНСОМ

3oblojki

Московская Библиотека иностранной литературы проводит немало интересных мероприятий, в свое время там прошел семинар, посвященный детективу – одна из немногих попыток оценить это направление литературы с научной или близкой к ней точек зрения. Уго де Шаваньяк, советник по культуре посольства Франции, после приличествующих случаю приветствий, сообщил: «В наших странах детектив признан, как основной литературный жанр и объект исследований. Этот жанр, кроме того, что удовлетворяет интересы самого обширного числа публики, еще и является объектом оживленных дискуссий. Детектив сыграл огромную роль для формирования воображения в широких массах читателей, он наиболее приближен к серьезной прозе, и многие читатели следуют за детективом в этом направлении…

Может быть, слегка деформировано, как кривое зеркало, детектив все же отображает социальные болевые точки».  Был отмечен также развлекательный аспект, познавательность исторического детектива, психологичность нуара, «который актуализирует внутри человека то, что словно бы не хочет выйти на свет»… Строго говоря, детектив не может быть определен, как «жанр» – скорее, это сюжетное направление романа, рассказа и, реже, повести. Однако начитанный французский дипломат был во многом прав: современный серьезный детектив познавателен, дает реалистичные человеческие портреты, и этим захватывает внимание читателя. Триллер Инессы Давыдовой «Застывший шедевр» полностью отвечает этим признакам. Объемный роман  страшит и захватывает, как американские горки, которые за океаном называют русскими, перед сыщиками появляются все новые загадки, интрига разветвляется и усложняется, и желание наконец во всем разобраться заставляет глотать одну страницу за другой.

Детектив в широком смысле – щедрое, гостеприимное направление. Оно охотно принимает, и дает возможность развернуться авторам специального романа о гаишниках, пожарных и докторах, романа социального – о неудачниках, отвергнутых обществом, но оказывающихся добрее и честнее высокопоставленных персон,  романа конспирологического – о мальтузианстве и «золотом миллиарде», правительственных заговорах,  криминалистического – о судебных врачах и антропологах, специалистах, изучающих тела и улики, шпионского,  дамского... Но детектив об искусстве все же статья особая, он требует от писателя как знаний, так и наличия вкуса, наиболее известный пример – «Код Да Винчи» Дэна Брауна. В романе Инессы Давыдовой преступник, психологически поработивший нескольких исполнителей своих жестоких замыслов, зациклен на живописи итальянского художника позднего ренессанса – Караваджо.  Однако детектив, как направление, позволяет и смешать ингридиенты, прибавив к таинственной «искусствоведческой» основе толику науки, инноваций. В случает  «Застывшего шедевра» это наука психологическая на границе психиатрии, в криминалистике именуемая профайлингом. Это составление «профиля» – портрета преступника, основанного на анализе его действий и статистике. Собственно, сыщики  занимались этим с середины XVIII века, когда эта специальность стала самостоятельной, поначалу полуофициально выделилась из полицейской службы, что обычно несли солдаты.  Сыщики старались представить себе личность преступника – не только его внешность, но что им движет, откуда он такой взялся, и где его искать. В XXI веке профайлинг стал самостоятельной дисциплиной в криминалистике, профайлеров привлекают не в случае вокзальных краж или мошенничества, а для поимки наиболее опасных, больных на всю голову убийц. В западной детективной литературе среди таких специалистов обычно присутствует пара характеров. Это  девиантный «ботаник»-одиночка, который тоже не совсем в себе, и поэтому ему на счет себе подобных виднее, но он осознанно стоит на стороне добра. Рациональное начало отражает опытный следователь, который обращает внимание на фактическую сторону дела, часто это руководитель группы. У Инессы Давыдовой это доктор Расмус Бирк, экстравагантный специалист по криминальной психологии, и полковник Лимонов. Майор Кира Митяева стоит словно посередине, она чутко воспринимает психологические мотивы преступников, но остается в рамках здравого смысла, ее отношения с Расмусом довольно близки, но грань мастерски не перейдена, Кира имеет в виду карьерный рост – следовательницу собираются отправить на стажировку в ФБР, где профайлинг развивается особенно результативно. С этими героями мы в встречались в романе Инессы Давыдовой  «Меткий профиль», опубликованном во 2-м номере «Подвига» за 2019 год.  Но в новой вещи раскрываются скелеты, до поры скрытые в шкафах главных героев, мотивы, по которым они взялись за свое дело, профессию – похищенный в летнем лагере друг Киры и пропавший брат Расмуса…

В такого рода текстах случайностей не бывает, и писательница не зря избрала занозой для поврежденного мозга преступника полотна и личность Микелянджело из Караваджо (1573 – 1510). Человек неистового буйства и распущенности, необычной даже для того времени, Караваджо был и одаренным живописцем. Он считается основоположником реализма в европейской живописи, героев своих, по большей части, мрачноватых, затемненных полотен на библейские темы он изображал будто обычными людьми с их переживаниями, страхами и горестными предчувствиями, часто противостоящими окружению враждебного мира. В этом отразилась личность самого художника,  в поведении которого сейчас усмотрели бы признаки социопатии, и от искусствоведения до профайлинга здесь рукой подать.  В романе «Застывший шедевр» преступник придает телам своих жертв положение, соответствующее изображениям на известных картинах Караваджо, считает себя реинкарнацией итальянского художника, и огорчается от того, что темные и примитивные обыватели его не понимают. Как многие психопаты, преступник необычайно хитер, умеет манипулировать людьми, замыслы его становятся все более изощренными, он учится на своих ошибках. И чтобы противостоять ему, необходима не только интеллектуальная сила, но и возможности правоохранительной системы. Без повседневной, кропотливая работы  следователей и оперативников здесь никак не обойтись.

Признаки нуара – темного, мрачного детектива, о котором советник де Шаваньяк говорил, как о демонстрирующем скрытые стороны человеческой натуры, роман Инессы Давыловой не портят, ставят его в один ряд с произведениями западных детективщиков. Некоторое время назад был в моде скандинавский нуар, авторы которого старались перещеголять друг друга в черноте.  «Не могло быть никаких сомнений – годовалая девочка, сидя на полу, грызла человеческую кость» – это роман исландца Арнальда Индридасона «Каменный мешок». Шведская супружеская пара, скрывшаяся под псевдонимом Ларс Кеплер, вдохновленная умозаключениями Фрейда,  создала один из самых кровавых триллеров о злобных сумасшедших подростках – «Гипнотизер». Детектив шотландский, отцом-основателем которого можно считать Йена Рэнкина, тоже мрачноват, но чернота целью этих произведений не является. В романе писательницы Вэл Макдермид «Отраженный кошмар» в Лондоне, столице всяческих маньяков, действует безжалостный, методичный убийца, который поступает с авторами триллеров так, как написано в их бестселлерах – автор, как представляется, дразнит собратьев-детективщиков. Схожий мотив присутствует в романе Джоан Роулинг – детективы она пишет под псевдонимом Роберт Гэлбрейт – «Шелкопряд». Не отстают и французы, хоть они и имеют давнюю школу реалистического детективного романа: кровища буквально льется в серии Жана-Кристофа Гранже «Багровые реки», очень  «нуарен» роман Лорана Ботти «Однажды случится ужасное»… Однако все это является лишь будоражащей условностью, принятой с самого рождения детектива, с Конан-Дойла, Гилберта Кита Честертона, когда главным событием сюжета стало убийство. За исключением скандинавских вариантов, да и то не всех, жестокость в таких произведениях оправдана замыслом.

Инесса Давыдова первой из российских авторов квалифицированно пересадила на нашу почву ростки западного детектива-триллера. Они прижились, не кажутся чуждыми потому что писательница имеет в виду российскую специфику, как фактическую, так и литературную. Ее герои не шаблонны – они, хоть довольно экзотичны, но точно, в традициях русской литературы, психологически проработаны, максимально полно исполняют свою роль в повествовании. В исповеди злодея слышны темы философской классики: дихотомия добра и зла, размышления о бессмертии и сверхчеловеке… Финал романа открыт,  что дает основание надеяться, что мы встречаемся с героями Инессы Давыдовой не в последний раз.

 

 

Издательство "Подвиг" в серии "Детективы СМ" в номере 2 за 2019 г. опубликовала рецензию на роман "Позывной "Черная смерть".

Из-за утвержденного формата издательство изменило название романа на "Меткий профиль"

000138673

ПРОФИЛЬ УБИЙЦЫ

Профайлинг – относительно новый комплексный метод в криминологической науке. Первыми его начали применять американцы, но и в России, согласно роману Инессы Давыдовой «Меткий профиль», такая специализация появилась в 2010-х; писательница создала детективный роман об этой сфере следственной работы одной из первых в нашей стране. На месте преступления всегда остаются улики, – особенно если преступник, бросая вызов следователям или повинуясь своим темным инстинктам, специально их оставляет. «Психологический профиль» – отсюда и англизированное название направления «профайлинг» – общепринятое, но не совсем точное наименование документа, который составляют криминалисты. Анализируя улики, возможно составить психологический портрет подозреваемого: каковы его мотивы, какие переживания им двигали, откуда они взялись – так чаще всего отзывается нервная травма, полученная в юности, на войне, во время катастрофы… Но дело не только в психологии: опираясь на эти сведения, специалисты могут максимально сузить круг подозреваемых, с высокой точностью определить, кто он: мужчина или женщина, взрослый или подросток, его цели, семейное положение, род деятельности и образ жизни преступника. В идеале, профайлеры получают в конце концов не только не психологический, а реальный портрет, предвидят действия этой личности и, вместе с экспертами, изучающими орудия преступления, следы, и прочие вещественные улики, ориентируют оперативников, кого именно им следует искать. Преувеличивать значение профайлинга, однако, не следует – без работы химиков, баллистиков, судебно-медицинских и других экспертов сыщиков этот метод вряд ли принес бы серьезные результаты. Но он основан на новейших достижениях современной науки, социальной и личной психологии, и потому весомо дополняет все традиционные методы следствия.

В западной массовой культуре существует целый раздел произведений, посвященных профайлингу. Внутри этой жанровой группы действуют правила, к которым читатель и зритель, в основном зритель телесериалов, уже привыкли. Одним из профайлеров обычно является экстравагантный ученый с выдающимися способностями – таков в романе «Меткий профиль» доктор Расмус Бирк. Часто на путь борьбы с преступниками такого ученого приводит личный опыт. В нашем случае это схватка с опасным и беспринципным злодеем в прошлом. В такого рода произведениях, например американском сериале «Мыслить как преступник», над раскрытием дела работает целая команда, включающая психолога, компьютерщика – общение в социальных сетях может многое сказать о каждом из нас, специалиста по виктимологии – классификации групп риска, и других специалистов.

У Инессы Давыдовой Расмус Бирк поначалу помогает оперативникам в расследовании жестоких преступлений практически один – отдел профайлинга еще только формируется. И лишь позже работа майора Киры Митяевой, других сыщиков-профайлеров, становится совместной. Дерзость и жестокость убийств, описанных в романе, поначалу пугает, но писательница снимает ранее произведенный шок: «Случись такое убийство в Африке или Южной Америке, это не вызвало бы никакого удивления, но в России… Да еще с таким характером ранений… Это нонсенс». Здесь автор не только намекает на развитые в некоторых культурах традиции жестокой мести, но и предупреждает: след приведет нас вместе с сыщиками на африканский континент…

Доктор Бирк видит в Кире талант сродни собственному – «смесь интуиции, животного чутья и аналитического ума». Он обучает майора Митяеву, поначалу даже против ее воли: «Делайте, что я буду говорить. Процесс будет трудным и болезненным. В какой-то момент вы будете меня ненавидеть, но в конечном счете скажете мне спасибо…». Напряженная интрига, связанная с большими деньгами периода нового русского капитализм, да и с алчностью, противопоставляется здесь интеллекту сыщиков. Роман меняет стереотипы, рожденные сегодняшней реальностью и, в определенной мере, классикой детективной литературы, в которой на помощь не слишком проницательному честолюбивому полицейскому сыщику приходит консультант с выдающимися способностями и некоторой чудаковатостью. В «Метком профиле» сыщики не только не чураются новейших научных методов расследования, но и пытаются, порой вопреки бюрократическим и служебным преградам, делать на них главную ставку – таков полковник Лимонов, создающий отдел профайлинга.

Таких специалистов привлекают для расследования преступлений беспощадных банд, серийных убийц, людей с нарушенной психикой. Проявления необузданной жестокости, с которыми профайлерам приходится встречаться по службе, требуют от них самих особых качеств, и, прежде всего, психологической устойчивости. Взаимоотношения с коллегами, с близкими при таких экстремальных моральных перегрузках всегда вызывают интерес читателя – выдержит ли это давление герой или нет? В романе Инессы Давыдовой нет никакого супермена, защищенного полным, почти на грани аутизма, погружением в науку, как доктор Рид из сериала «Мыслить как преступник», или холодной и безупречной логикой, каким был классический персонаж Шерлок Холмс. Все герои «Меткого профиля», включая гения профайлинга доктора Бирка, – хоть и много повидавшие профессионалы, но при этом самые обычные люди, и читатель невольно сопереживает им, гадая, справился бы он сам со своими эмоциями, столкнувшись с тем, что видят эти люди.

В романе Инессы Давыдовой звучит и социально-философская тема. В беседе главаря убийц, доживающего свои последние дни, и противостоящего ему интеллектуала-профайлера об этом сказано так: «Такие люди, как вы, нужны для баланса. Кто-то, похожий на меня, взращивает идеальных солдат, готовых убивать по приказу. Но если они выходят из-под контроля, кто-то, такой, как вы, должен этих солдат нейтрализовать. Иначе в мире воцарится хаос…». Это точка зрения расчетливого и хладнокровного убийцы. Философский итог подводит майор Митяева: «В мире должна быть справедливость. Без нее нет надежды на будущее и смысла в работе». В работе профайлера, подробно и захватывающе описанной Инессой Давыдовой.

Сергей Шулаков

 

Издательство "Подвиг" в серии "Детективы СМ" в номере 4 за 2018 г. опубликовала рецензию на роман "И расставил Паук свои сети".

Из-за утвержденного формата издательство изменило название романа на "Метка Паука".

 

559

ТАЙНЫЕ ИСТИНЫ

Хороший детектив заключает в себе немалую интеллектуальную ценность. Особенно в жанре литературы, в кино на рассуждения отводится, по законам жанра минимум времени, хотя у кино, у телесериалов, разумеется, есть свои сильные стороны. Роман Инессы Давыдовой «Метка Паука» – именно такой детектив, то есть «хороший». Это, в определенной степени, разговорное, читательское определение в реальности является высшей оценкой для детектива. Снобистский предрассудок, заставляющий некоторых считать детективы «несерьезной» литературой, привили писатели, раздосадованные высокой популярностью этого жанра, которая не спадает с конца XIX века, а в XX-м приобретшей грандиозный размах. Британские филологи и литературоведы уже давно бьют тревогу: на родине Шекспира и Диккенса сейчас не читают почти ничего, кроме полицейских романов, по которым снимаются сериалы, даже Джоан Роулинг, закончив детскую сагу о юном волшебнике, переключилась на детективные романы, которые создает под псевдонимом Роберт Гэлбрейт. Из таких произведений британцы, получается, черпают все, что им нужно сегодня от литературы.

Основа основ детектива – будоражащая воображение читателя загадка, связанная с преступлением, и ее разгадка, лучше всего – неожиданная. В «Метке Паука» загадка многослойна. В начале повествования мы встречаемся с необъяснимым самоубийством руководителя следственного отдела, человека многоопытного, с крепкими нервами. Он застрелился в своей машине после того, как один на один побеседовал в комнате для допросов с пойманным маньяком. К расследованию подключается только что вернувшийся из заграничной командировки военный разведчик, и, благодаря его профессиональным действиям, мы узнаем, что это было убийством, изобретательно замаскированным под суицид …

Помимо загадки, детективный роман имеет непреложные жанровые особенности. Прежде всего, это погруженность в привычный быт. Есть детективы, которые строятся на экзотическом материале, но такие сочинения находятся на грани приключенческого или шпионского романов. В них есть своя «манкость» и достоинства, но мы сейчас о другом.

В классическом детективе читатель должен хорошо понимать «норму» – время и его обстановку, возможные мотивы персонажей, набор привычек и условностей, которые связаны с социальными ролями героев, а значит замечать и анализировать странности, отклонения от этой нормы, которые вызывают закономерные подозрения. Действие романа Инессы Давыдовой разворачивается в начале 2000-х, в период, который мы, естественно, хорошо помним. Но писательница не пережимает социальный аспект, ее герои не сетуют на экономические трудности, все это, словно за рамками текста, сосредоточенного на классическом детективном конфликте.

За вторую особенность детективов произведения этого жанра критикуют особенно рьяно: это, в определенной степени стереотипное поведение персонажей, мотивы их поступков, зачастую спонтанных. Чаще всего причиной преступлений являются деньги, это самый обезличенный мотив: деньги нужны всем, они эквивалент потребностей всех и каждого. Но роман был бы схемой, если бы писатель не наделял своих персонажей личностным своеобразием. Инесса Давыдова это прекрасно понимает и следует этому закону. У персонажа, выступающего в роли сыщика, есть отличные помощники, но на первом плане в этой группе разведчик Герман Патрикеев – человек со своими, связанными со службой, семейными неурядицами, не слишком простым, местами противоречивым, характером, словом, интересный индивидуум. Это касается и других, даже второстепенных героев. Пример – помогающий сыщику «крутой» хакер, взбадривающийся не алкоголем или кофе, а невинным кефиром; однажды, забавы ради, он вскрыл хорошо защищенный секретный зарубежный ресурс, и теперь работает на российские спецслужбы – не потому, что наши хватают и вербуют всех кибер-хулиганов, а из-за того, что его надо было прикрыть от зарубежных шпионов, которые объявили охоту на чересчур любопытного перспективного парнишку.

Третья непреложная особенность детектива касается построения сюжета. Некоторые персонажи, по молчаливой договоренности авторов с читателем, не могут быть преступниками: это рассказчик, сыщик, священники, государственные деятели высокого ранга. Для рассказчика этот запрет безусловен – в противном случае перед нами не детектив, а возможно, очень интересная, но пародия, постмодернистская литературная игра. Для других категорий героев это ограничение может быть и снято, но автор должен так или иначе заявить об этом ближе к началу повествования, иначе читатели обоснованно сочтут прием мошенничеством.

Сюжет романа «Метка Паука» построен сложно, но увлекательно. Маньяк здесь – нетипичный, странный, он сначала похищает, а потом часто отпускает своих жертв и обеспечивает их финансами. Правила не нарушены, но в остальном писательница демонстрирует виртуозную свободу: первая свидетельница происшествия с главой следственного отдела, адвокатесса маньяка, и даже одна из мнимых жертв – все они обманывают, все – не те, за кого себя выдают. Сюжет, как и положено «хорошему» детективу, имеет два финала, и словно с финала стартует: маньяк пойман в самом начале действия.

Итак, роман Инессы Давыдовой отвечает всем признакам «хорошего» детектива», это несомненно. Как и то, что тут мы имеем дело со своего рода гимнастикой для интеллекта. Занимавшийся теорией детектива Бертольд Брехт так отмечал эту особенность: «Читателю предоставляется широкое поле для наблюдательности. По деформированным декорациям воспроизводится разыгравшееся происшествие; по полю битвы реконструируется сама битва. Большую роль играет неожиданное. Мы должны найти противоречия… Наблюдая, делая выводы и приходя к решениям, мы испытываем удовольствие, хотя бы потому, что повседневность редко дает возможность для столь действенного процесса размышления; между наблюдением и выводом, между выводом и решением обычно вклиниваются различные помехи. В большинстве случаев мы вообще не в состоянии использовать наши наблюдения, делаем мы их или нет... В детективном романе мы каждый раз получаем точно очерченные отрезки жизни, изолированные, отграниченные маленькие комплексы происшествий, где удовлетворительно действует механизм причинности. Это дает возможность получать удовольствие от размышления. Нам доставляет удовольствие способ, каким автор детективного романа приводит нас к разумным суждениям, заставляя отказываться от наших предубеждений».

Сергей Шулаков

 

На литературном портале "Литорг" опубликована рецензия на роман "Пока не видит солнце".

poka neviddi 320 - Что интересного почитать из новинок?

Инесса Давыдова : «Пока не видит солнце»  

Любовь побеждает все. Мы столько раз встречали эту фразу, но удавалось ли нам убедиться в ее справедливости? Подтвердит или опровергнет этот постулат писательница Инесса Давыдова в своей новой книге «Пока не видит солнце»? Этот роман особо примечателен своим жанром – удивляющей смесью детектива, мистики и женского романа. Смело можно утверждать, что именно в миксе этих направлений Давыдова с легкостью обошла своего зарубежного коллегу Гийома Мюссо, который на весь мир известен именно такой вариацией стилей.

В романе «Пока не видит солнце» рассказывается история отзывчивой и добросердечной девушки Клары, к которой весьма трагическим путем попадает дневник недавно умершей женщины, где она описывает историю своей жизни. У Клары есть любящий муж, талантливая дочка, небольшой, приносящий удовольствие бизнес. Но ее супругу предлагают повышение и переезд в новый город, а Клара не хочет менять устоявшуюся и счастливую жизнь. Да и дневник этой женщины таит в себе одни загадки, поэтому Клара решает остаться в городе, чтобы вместе с дотошным брутальным следователем разобраться в этой удивительной истории…

К чему приведет это расследование? Как изменятся отношения Клары с мужем после их переезда? Что магического скрывается за этой историей? Если вам нужна книга, от которой невозможно оторваться до самых последних страниц, в которой за изящными словесными оборотами кроется глубокий смысл, а сюжет поражает своими поворотами и хитросплетениями, то «Пока не видит солнце» — то, что вам нужно!