Ты собственноручно отдала трофеи убийце в руки!

Просмотров: 213

Отрывок из рассказа "Земное небо" из серии "Мистические истории доктора Краузе".

Спускаясь с детективом по лестнице, Краузе заметил родителей Елены, сидящих напротив камина. Маргарита Павловна с неодобрением посматривала на портрет дочери, который ей никогда не нравился. Роберт Исаакович уткнулся в телефон. Василий крутился возле супружеской четы: разливал вино по бокалам, подавал закуски и подбирал классическую музыку. Краузе заметил откупоренную бутылку и понял, что без его ведома посягнули на винную коллекцию, и весь нахохлился. Заметив его реакцию, Василий полушепотом поспешил объяснить:

— Я пошел за вином, а он шмыгнул вперед меня и схватил бутылку из коллекции на продажу. Я даже не успел среагировать. Не отбирать же силой.

Краузе похлопал его по плечу, мол, не сержусь на тебя, но все еще пребывал в раздраженном состоянии, и в таком настроении поздоровался с родителями покойной жены. Сегодня их присутствие особенно тяготило, поэтому он начал без особых любезностей: обвел взглядом непрошенных гостей, взглянул на часы и деловито уведомил:

— Я могу вам уделить полчаса, не более, у меня весь день встречи.

Маргарита Павловна, в очередной раз приложившись к бокалу, громко хмыкнула. Роберт Исаакович поднял на зятя тяжелый взгляд. Никто из них не начинал разговор, и Эрих уже громче спросил:

— Чем обязан?

— Мы проезжали неподалеку, решили заехать, — тесть отпил из бокала, посмаковал вино, шумно проглотил и скривился. — Кислятина.

— Данное вино не для распития, это антикварный лот, который, к слову сказать, уже продан. В следующий раз просто скажите марку вина, Василий вам ее принесет, а не хватайте первое, что попадет под руку.

— Ты распродаешь коллекцию? Не хватает на жизнь? Не мудрено. В нынешнее время мало кто поверит в сказки про прошлую жизнь. Проблем в реальности хватает.

Усилием воли Эрих подавил рвущийся наружу гнев и проигнорировал колкость тестя.

— Почему вы здесь?

— Вижу, нам не рады, а мы всего лишь хотели дать тебе зацепку в твоем расследовании, — Роберт Исаакович отставил бокал, поднялся с кресла и жестом дал понять жене, что надо уходить. Оба гордо зашагали к выходу.

— Надо было заранее сообщить. Детектив, ведущий расследование, только что покинул коттедж.

— Это был детектив? — с усмешкой спросила Маргарита Павловна, она уже изрядно подвыпила, видимо, начала еще с утра и вела себя развязно. — А мы подумали, раз ты после смерти нашей дочери пребываешь сугубо в мужской компании, то причина размолвки с Еленой могла стать твоя истинная ориентация.

Эриха будто током ударило. К лицу прилила краска, тело окаменело.

Стараясь удержать равновесие, Маргарита Павловна подставила плечи Роберту Исааковичу, который держал в руках ее шубу, но услышав ее ехидное замечание, тот бросил в нее шубу и вернулся к камину, давая зятю понять, что это предположение жена сделала без его участия. Реакция мужа ее слегка отрезвила, она поняла, что надо спасать положение, и гротескно упала на банкетку, что стояла в холле, при этом театрально разрыдавшись.

Видимо, ее слезы были уже настолько привычны, что Роберт Исаакович и бровью не повел, лишь попросил Василия принести виски, добавив, что его дочь всегда держала для него бутылку в кухонном баре.

Василий взглянул на шефа, но тот пребывал в ступоре.

Повисшая пауза была прервана звонком в дверь. Это оказался Крюков. Показывая на мобильник, он сказал, что Сергей попросил его вернуться. Маргарита Павловна быстро затихла. Повесила шубу на вешалку и крадучись прошла в гостиную, села на диван, и оттуда виновато поглядывала на мужа.

— Проходите, Михаил, — Эрих показал на свободное кресло у камина. — Это родители Елены. У них есть информация для нашего расследования.

Крюков почувствовал неловкость нанимателя и сам повел разговор, за что Эрих был ему бесконечно благодарен.

— Меня зовут Михаил, — детектив протянул руку дирижеру, но тот ее проигнорировал, и Крюков просто сел в кресло. — Так какая у вас есть информация?

Роберт Исаакович долго мялся, но потом нехотя поведал:

— Эрих попросил меня разузнать у домочадцев, не интересовался ли кто-то после похорон Еленой и не просил ли ее вещи? — не поворачиваясь к супруге, он спросил: — Марго, ты сама расскажешь?

Маргарита Павловна отвернулась, делая вид, что это не ей задали вопрос.

— Видимо, нет, — растолковал ее реакцию муж и, откинувшись на спинку кресла, продолжил рассказ: — После того, как поймали Рихтера, мы пребывали в уверенности, что истинный убийца пойман и вскоре понесет наказание. Конечно, мы все еще оплакивали дочь, но никаких подозрений к ее окружению не выказывали. Поэтому, когда пришел мужчина и назвался скорбящим другом, Марго его охотно впустила в дом. Они поговорили о Елене, о том, как они познакомились и где…

Пока Роберт Исаакович рассказывал о таинственном посетителе, Эрих чувствовал, что родители покойной жены до сих пор считают его виновным в смерти их дочери. По их разумению выходило, что раз Елена от него уехала, не сказав куда, и попала в лапы жестокого убийцы — он был плохим мужем и создал ей такие условия, при которых она была несчастна и вынужденно искала успокоения у психиатров.

— А как и где они познакомились? — уточнил Крюков, доставая из кармана пиджака блокнот. — Каким именем он назвался?

— Сказал, что его зовут Виктор, фамилию Марго не расслышала.

Эрих подумал, что убийца или подосланный им человек намеренно произнес ее тихо, видимо, в ней была какая-то разгадка, но убитая горем мать не подумала обратить на это внимание. Он попросил Крюкова показать фото Уго Коха, но Маргарита Павловна яростно закачала головой.

— Этот мужчина приятной наружности и ухоженный, а тот был неряхой. Грязные брючины на отворотах, ногти без маникюра, брови, как у пещерного человека, мохнатые и склоченные, глаза колкие, пронизывающие. Пока мы общались, я на него толком не смотрела, заметила его глаза только, когда он уже прощался. Я еще подумала, непонятно чем этот человек привлек внимание моей дочери. Она бы никогда с таким не заговорила.

— Этот Виктор сказал моей жене, что они с Еленой познакомились на дегустации редкого вина, он даже подарил ей несколько бутылок.

Эрих вздрогнул и пронзил взглядом Крюкова. Детектив понял его намек, открыл ноутбук и попросил Маргариту Павловну просмотреть фотографии, нет ли среди гостей дегустации того самого Виктора. Она надела очки, несколько минут вглядывалась в фотографии, в итоге отмахнулась и сказала, что никого не узнала. Эрих особо не доверял ее восприятию, ведь среди гостей был Рихтер, лицо, которого она не раз видела, но и его она тоже не узнала.

— У него была перхоть и дурной запах изо рта, — скривилась от неприязни Маргарита Павловна. — Он часто уходил в гостевой клозет. Но я не слышала смыва унитаза.

— Марго сказала, что он сильно горевал по Елене и даже всплакнул.

— Да, мы плакали вместе, — Маргарита Павловна шмыгнула носом и снова воззрилась на портрет дочери.

— Он просил у вас вещи Елены? — Эрих почувствовал подступающую тошноту и глубоко задышал.

Маргарита Павловна покосилась на мужа, тот кивнул, и она нехотя ответила:

— Он взял платок, часы и солнечные очки, — она перечислила бренды и вкратце обрисовала дизайн.

— Все эти вещи Елена брала с собой во Францию?

— Да.

— Убийца вернулся за своими трофеями. В отеле взять вещи он не смог — после убийства был на адреналине и об этом не подумал, а потом полиция их опечатала, — Эрих вытер платком вспотевший лоб. Наконец-то расследование тронулось с места.

— Ты собственноручно отдала трофеи убийце в руки! — отчеканил Роберт Исаакович, презрительно глядя на жену.

Она разразилась плачем, Эриху показалось, что теперь она плачет вполне искренне.

Читать серию рассказов