Пролог романа "Генезис"

Просмотров: 474

Роман "Генезис" — третья часть из детективной серии "Слабое звено"

Через считанные минуты моя жизнь кардинально изменится. Я сменю имя, фамилию, паспорт и место жительство. За последние два года — это четвертая трансформация в чужую личность. Надеюсь, последняя. Это моя лестница восхождения к правде, отмщению и восстановлению справедливости. Я считаю, справедливость — одна из главных ценностей в жизни человека.

Панорамные окна офиса на пятидесятом этаже башни «Санкт-Петербург» в последний раз предоставляют мне возможность наслаждаться завораживающим видом на столицу. Сегодня она в тумане, как и мое будущее. В новую миссию я шагну в полном одиночестве. Никто меня не поддержит дружеским советом, никто не вдохновит прощальной речью — на ступенях лестницы восхождения я потеряла всех близких.

На плазме гигантских размеров выведена непривычно вялая переписка рабочих чатов глав департаментов и изображения с камер видеонаблюдения офисных помещений. Всматриваюсь в напряженные лица. Все замерли. Ждут собрания. За полгода моего правления большинство этих людей меня оболгали и продали, получая на офшоры свои тридцать серебряников. Но вопреки их усердиям я выстояла.

По видеосвязи бизнес-ассистент уведомляет, что акционеры холдинга в полном составе ждут меня в конференц-зале.

Перевожу взгляд на портрет Макса и ухмыляюсь. Стремительно пересекаю кабинет и встаю перед зеркалом в ванной. Поправляю макияж и прическу. Нашелся повод достать из коробки новые туфли небесного цвета. Пусть они принесут мне удачу. Надеваю синий пиджак, поправляю ворот белой шифоновой блузы. Теперь я готова!

В конференц-зал иду в сопровождении Пронина и Чкаловой. Она не замечает всеобщего настроя и жужжит мне в спину о наших договоренностях. Даю ГБ знак, он открывает передо мной дверь, и я предстаю перед девятью акционерами. Вот они мои враги во плоти и крови! Специально для этой встречи слетелись из разных стран. Я знаю, какой они приготовили мне сюрприз и предприняла контрмеры. Встаю во главе стола и начинаю речь, которую я репетировала перед зеркалом всю прошлую неделю. Но сказав первую фразу: «Приветствую вас, господа», на меня обрушился шквал негодования.

— Ты еще кто? — огрызнулся Тополев.

— Все та же заноза в заднице и подстилка Вернера! Думает, что с новым лицом «Эпсилон» падет к ее ногам! — громогласно сотрясает воздух Тополев, единственный с кем я столкнулась в Швейцарии после пластической операции.

— Заткни свою вонючую пасть! — одернул его Морозов.

Кравченко прочистил горло, расстегнул пуговицу на пиджаке и откинулся в кресле.

— От лица всех присутствующих… кхм-кхм… хотел бы высказать общее мнение, а оно безапелляционное…

Акционеры кривятся, смотрят на меня с издевкой. Морозов поглядывает на дверь, предчувствуя неладное. Все уже поняли, что я не собираюсь садиться, а, значит, заседание будет непродолжительным. Придется сжать речь до сути.

— Уверяю, скоро у вас будет так много свободного времени, что можете высказываться хоть до хрипоты. Но в данный момент ваше мнение никому не интересно. Я раскрыла вашу мошенническую схему, господа, и решила: раз она такая гениальная, вы непременно должны поделиться ею с правоохранительными органами.

В конференц-зал заходят представители силовых ведомств. Всеобщее недоумение. Каждому акционеру предъявляют список обвинений. Мне приятно смотреть на то, как они ошарашенно глядят по сторонам, лопочут, словно нашкодившие дети, что произошла ошибка. Больше всех верещит Чкалова. Я знаю, кому первым делом позвонят их адвокаты. Тому, кого Макс назначил смотрящим за сделкой по дележке акций.

— Зачем ты это сделала? — в недоумении смотрит на меня Морозов. Лицо потное, глаза безумные. Полгода он изображал из себя сраженного моей красотой ухажера. Правда, после операции он сменил тактику и делал акцент на деловое сотрудничество. — Макс дал тебе все: власть, деньги, положение в социуме. Ты просто должна была принять акции по номиналу. В чем твоя проблема, Алекс? «Эпсилон» оказался для тебя слишком тяжелой ношей? Ты тронулась умом?

Что тут скажешь? Причин было много, но главная: терпеть не могу, когда мной манипулируют.

— Передавай привет жене и детям, — я кривлюсь в усмешке, — и, конечно же, несравненной Яфе.

На выходе из конференц-зала чиновник из ФСБ поздравляет меня с завершением «Протокола 17» и вручает новенький паспорт. Я выполнила взятые на себя обязательства. Наше сотрудничество подошло к концу. Мое внутреннее ощущение можно сравнить с обретением свободы заключенного, просидевшего в неволе десятки лет.

Открываю паспорт и смотрю на новое имя. Теперь я Амелия Данте.

Ефим Петрович скромно стоит в стороне. Взгляд усталый. Хоть это апофеоз работы его подразделения, он не спешит украшать себя лаврами. Мы обмениваемся кивками. Как жаль, что рядом с ним не стоит его верный ученик. Тот, кто сделал меня сильнее и смелее, укротил моих демонов и научил не прятаться от проблем. Я никогда его не забуду и с благодарностью увековечу его напутствия на памятном алтаре.

 

Все книги на ЛитРес:

https://www.litres.ru/inessa-rafailovna-davydova/

Вступайте в мои группы в социальных сетях:
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470