После подрыва движущейся колонны он лично расстрелял командира полка Смирнова и завладел его документами

Просмотров: 466

Отрывок из рассказа "Возмездие" из серии "Мистические истории доктора Краузе"

Хозяин дома расположился на кушетке и сложил руки вдоль тела. Краузе ввел его в гипноз и задал несколько стандартных вопросов. Убедившись, что пациент вошел в гипнотическое состояние, он дал команду:

— Лента времени раскручиваться назад!

Руки Эдуарда Филипповича слегка подрагивали. В остальном он выглядел расслабленным.

— Представьте, что вы входите в длинный темный туннель. Пройдя его, вы попадете в предыдущую жизнь. Туннель похож на цилиндр с темными стенами, которые, по мере приближения к выходу, будут светлеть и преображаться в ослепительный свет. Я буду считать от десяти до одного, и, когда скажу один, вы окажетесь в своей предыдущей инкарнации. При этом вы сохраните свою личность и будете понимать, что это ваша прошлая жизнь. Вы не будете себя отождествлять с прошлой личностью.

Находясь в гипнотическом состоянии, Эдуард Филиппович пребывал в абсолютной темноте. После слов доктора он увидел размытые контуры туннеля и медленно, почти на ощупь, пошел к входу. Стенки туннеля были круглые и почти черного цвета.

— Десять… девять… Вы входите в туннель и набираете скорость. Восемь… семь… Идите на свет. Шесть… пять… Стены начинают светлеть, вы двигаетесь все быстрее и быстрее. Четыре… три… Стены почти белые, вы видите выход. Яркий ослепительный свет застилает вам глаза. Два… Один… Вы снаружи. Вам комфортно, вы в безопасности. Вы слышите мой голос?

— Да, — вполголоса ответил Эдуард Филиппович.

— Где вы сейчас находитесь? Что вы видите перед собой?

— Я в темноте, — хрипло ответил пациент.

— Темнота рассеивается, что вы видите?

В этот момент Эдуард Филиппович разглядел очертания длинного обшарпанного коридора. Его тяжелые шаги эхом отражались от стен. На нем военная офицерская форма советских войск.

— Я в коридоре.

— Хорошо, вы в коридоре. Что вы делаете в этом коридоре?

Мужчина в форме подходит к решетчатой металлической двери и предъявляет удостоверение сотрудника главного управления контрразведки «СМЕРШ». Удостоверение проверяет дежурный. Мужчина расписывается в ведомости посещения.

— Это тюрьма, — догадывается Эдуард Филиппович.

— Вы сидите в тюрьме?

— Нет. Я иду допрашивать задержанного.

— Вы следователь?

— Я офицер контрразведки.

— Какой это год?

Заглянув в ведомость, Эдуард Филиппович ответил:

— 1946.

— Назовите ваше имя.

Открыв удостоверение, мужчина в форме прочитал фамилию, и Эдуард Филиппович озвучил:

— Романов Павел Григорьевич.

— Хорошо. Что сейчас происходит?

Офицер прошел еще два коридора и открыл дверь комнаты, в которой стоял металлический стол и три стула. Он увидел мужчину, сидящего за столом в гражданской одежде, его лицо в кровоподтеках. Один глаз заплыл и опух. На запястьях наручники. С первой же секунды Романов оценивает его параметры и вглядывается в лицо, но из-за синяков и запекшейся крови не может его идентифицировать.

— Я вижу арестованного, — коротко описал происходящее пациент.

— Что он делает?

— Сидит за столом.

— Так, хорошо, что происходит дальше?

Высокий худощавый мужчина в военной форме в звании майора стоит, облокотившись о стену, и курит. Увидев вошедшего офицера, он нарочито лениво потянулся и сказал:

— Присаживайтесь, Павел Григорьевич, я вас уже заждался.

Романов опустился на стул и деловито спросил:

— В чем дело?

— Да вот, Павел Григорьевич, этот гражданин утверждает, что встречался с вами лично при очень странных обстоятельствах.

— Кто такой?

Вместо ответа майор протягивает ему папку и говорит:

— Вот, ознакомьтесь.

— Я не взял очки, вы можете прочитать? — намеренно солгал Романов, ему было необходимо оценить обстановку.

Майор хмыкнул, открыл протокол допроса и начал читать:

Я, Комаров Федор Петрович…

При упоминании имени Романов занервничал, но внешне постарался себя ничем не выдать. В мыслях промелькнуло: «Как такое возможно?» Он взглянул на арестованного и склонил голову набок.

Арестованный улыбнулся, оголяя окровавленные зубы, и перевел взгляд на майора. Несколько секунд они смотрели друг на друга, затем майор откашлялся и еще громче стал зачитывать показания:

«Летом 1942 года я был завербован руководителем Гатчинского подпольного комитета партизанского движения для подпольной работы комитета, действующего на территории Гатчины после отхода Красной Армии в 1941 году. Во время боевых действий я и двое моих товарищей попали в плен. Сначала мы содержались в общем лагере со всеми заключенными, потом в лагерь приехал немецкий офицер в сопровождении человека в маске , одетого в гражданку. Он провел беседу со всеми нами и предложил вступить в специальный диверсионный батальон…»

Подняв глаза, майор с минуту пристально смотрел на Романова, пытаясь оценить его реакцию по лицу, далее выпалил жестким тоном:

— Интересно, кто такой этот человек в маске?

Романов застыл, от напряжения в горле пересохло, но он сумел себя сдержать, пожал плечами и озадачено уставился на майора.

Майор продолжил зачитывать показания:

«Мы прошли курс обучения и двадцатого ноября 1943 года были сброшены на территорию Украины с диверсионным заданием подорвать секретный объект. Объект заранее мы не знали. Нам лишь сказали, что это движущаяся цель…»

Эдуард Филиппович все это время молчал, доктор потерял терпение и снова спросил:

— Что происходит? Не молчите, говорите.

Пересохшие губы Эдуарда Филипповича, наконец-то разомкнулись и он ответил:

— Мне грозит опасность. Меня могут разоблачить.

— Какого рода это разоблачение? — спросил доктор, набивая в поисковике браузера фамилию и инициалы предыдущей инкарнации пациента.

В комнате для допроса майор продолжал зачитывать протокол:

«Человек в маске был нашим связным, он передал координаты цели, место и время проведения операции. Это оказалась машина командира двадцать третьего гвардейского минометного полка с сопровождением…»

Майор поднял глаза и посмотрел на Романова.

— Вот тут-то и начинается самое интересное. По нашим данным, именно вы были в сопровождающей машине в момент покушения на Смирнова Анатолия Степановича.

— Был, — сухо подтвердил Романов и добавил: — И, как вам известно, был ранен во время подрыва машины.

— Да. Мне это очень хорошо известно. Но вернемся к показаниям задержанного. «...во время выполнения задания человек в маске находился все время рядом и контролировал наши действия. После подрыва движущейся колонны он лично расстрелял командира полка Смирнова и завладел его документами. Затем облачился в форму убитого офицера контрразведки, а нам приказал вернуться на базу. Но мы попали в окружение, двое были сразу убиты, а мне пришлось скитаться по лесу до наступления утра. Я добрался до деревни и украл одежду. Местным представился как гражданский…».

— Что происходит? Не молчите, — разочарованно повторил доктор.

С таким Краузе еще никогда не сталкивался. Были случаи, когда пациенты неохотно, но все же шли на контакт, но сегодня все было иначе. Эдуард Филиппович упорно хранил молчание, только подрагивающие веки говорили о том, что он продолжает под гипнозом видеть события из прошлой жизни.

— Мне зачитывают протокол допроса арестованного, — нехотя отозвался пациент.

— Так. Хорошо, — обрадовался доктор. — Это важно для вас? Чего от вас хотят?

В этот момент в допросной майор пристально смотрел на Романова, но тот спокойно выдержал его взгляд.

— Итак, мы подошли к самому главному, Павел Григорьевич. Арестованный Комаров просит смягчить ему смертный приговор на пожизненную каторгу, а взамен дает нам фамилию Мистера Икс.

— Интересно, — спокойно произнес Романов. — И кто же этот человек?

— А вы его очень хорошо знаете, Павел Григорьевич, или как вас там зовут? Человек-маска?

Левое веко задергалось, Романов нервно сглотнул и наигранно гневно закричал:

— Осторожно на поворотах, майор!

— Если предположить, что слова Комарова правда, а я в этом не сомневаюсь, то можно только восхищаться действиями Человека-маски. С какой точностью он разработал план подрыва и своего перевоплощения! Офицера Романова он выбрал не случайно, тот был не женат, вырос в интернате и в полку пребывал всего несколько дней. После подрыва находился в госпитале около двух месяцев и в свой полк больше не вернулся. Никто не должен был заметить подмены. Идеально!

Майор обошел стол и встал у двери. Одной рукой расстегнул кобуру, другой приоткрыл дверь. В комнату вошли два офицера с наручниками. Романов резко вскочил с места и схватился за спинку стула.

— Арестованный Комаров утверждает, что когда вы переодевались в форму Романова, он видел на вашем плече наколку в виде орла и запомнил, что во время разговора вы часто склоняете голову вправо.

— Это наглая ложь! Этот человек наговаривает на меня! Я Романов Павел Григорьевич и могу это доказать! Вы что, всерьез поверите показаниям этого иуды? Да он предатель! Он предал своих товарищей, свою страну! Его слово копейки не стоит!

— Найти ваше настоящее имя нам не составило большого труда. В отличие от Романова, у вас есть родственники.

Лже-Романов непроизвольно дернулся, сердце учащенно забилось. Он понял, что ситуация патовая. Из этой комнаты ему живым не выбраться, а если и выбраться, что его ждет? Расстрел! Не лучше ли все закончить здесь и сейчас? Надо только решить — самому застрелиться или дать себя убить…

— Вы думали, они все погибли? Город разбомбили, от вашего дома не осталось ни кирпичика. Но вот какое чудо! Ваша сестра и ее муж остались живы, за день до авианалета они были эвакуированы в Ташкент. Там мы их и нашли. Как же они были несказанно рады, когда узнали, что вы живы, а не погибли в бою в 1941-м! Они же и подтвердили наличие у вас наколки и опознали вас по фотографии. Приштин Андрей Яковлевич, вы арестованы за измену Родине! — громко, чеканя каждое слово, произнес майор. — А позже военный прокурор добавит вам еще несколько обвинений.

— Не будет никакого позже, — прошипел со злобой Приштин, схватился за пистолет и угрожающе двинулся на конвоиров.

Прогремел выстрел, затем второй, Приштин повалился на пол.

— Меня убили, — тихо проговорил Эдуард Филиппович, его снова окружила темнота.

Краузе понял, что пациент попал в последний день его предыдущей инкарнации, хотел продвинуться назад во времени, но раздался сигнал таймера, и доктор вывел Эдуарда Филипповича из гипноза.

Читать рассказы

Мои книги на ЛитРес

Самое интересное: https://zen.yandex.ru/inessadavydova

Вступайте в мои группы в социальных сетях:
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470

https://vk.com/club135779566