Пока ваш хваленый спец никак себя не проявил. Не может даже запомнить имена и показания свидетелей

Просмотров: 373

Отрывок из серии "Мистические истории доктора Краузе"

Разряды молнии нещадно полосовали небо, прогремел раскатистый гром, первые капли дождя забарабанили по крышке гроба. Группа экспертов впопыхах соорудила над могилой защитный тент. Из ступора Эриха вывела очередная волна рыданий. Он съежился, обернулся и поочередно оглядел родственников покойной жены. Больше всех сокрушались Маргарита Павловна и старшая из сестер Елены, Ольга. Это она забирала тело сестры из морга и теперь в перерывах между рыданиями уверяла следователей, что не видела тела, а лишь передала одежду, в которой семья решила захоронить покойную.

Час назад, когда вскрыли гроб Елены и обнаружили его наполненным мешками с песком, Крюков позвонил в полицию, а вслед за следователями приехала команда экспертов. Первым делом следователи допросили Эриха, потом родителей Елены, а теперь и ее сестёр.

— А кто из семьи видел тело Елены Краузе в морге? — следователь Макаров осторожно ощупал намокшую сигарету и без сожаления откинул ее в сторону.

— Я, — робко произнесла средняя сестра Елены, Мария.

— Это точно была она?

— По лицу определить было невозможно, и я осмотрела руки и ноги. Это была Елена. На бедре родимое пятно. На плече у сестры были родинки, напоминавшие созвездие… — Мария пыталась напрячь память, но название ускользало.

— Кассиопея, — подсказал Краузе. — И это точно была Елена. Во Франции в морге мне выдали сравнительный анализ ДНК.

— Вот интересно с чем его сравнивали? — хмыкнул Макаров и громко высморкался.

Краузе в недоумении воззрился на следователя.

— Я же сказал вам, что на опознание ездил с Робертом Исааковичем.

— А Роберт Исаакович у нас кто? — Макаров начал пролистывать блокнот, пытаясь прочесть собственные записи.

Отец Елены, говоривший в стороне по телефону, выпрямился и обвел семью вопросительным взглядом, никто не дал объяснения, почему его имя всплыло в разговоре, и он продолжил перечислять ассистенту, что из его вещей нужно взять в гастрольный тур. Ранее этим занималась Маргарита Павловна, доведя сборы в дорогу до совершенства. Видимо, последние события настолько выбили ее из колеи, что теперь эту обязанность Роберт Исаакович переложил на ассистента.

Последовало повторное сморкание, еще более яростное, от которого женщины сморщились в брезгливости. Подметив их реакцию, следователь извинился и добавил:

— Меня вызвали с больничного, людей, знаете ли, не хватает.

По подъездной дорожке двое рабочих прикатили тачки, в которые эксперты начали перекладывать из гроба мешки с песком. Один из экспертов наклонился, что-то прокричал коллегам, выудил со дна пластиковый пакет и положил в чемоданчик для улик.

Маргарита Павловна сослалась на плохое самочувствие и пошла на стоянку, где был припаркован джип мужа. Родственники с тревогой смотрели ей вслед и все как один понимали, что дело не в стрессе от пережитого, а в оставленной в бардачке фляжке с бурбоном.

— Скажите, а как проходила процедура опознания? Вы осмотрели тело дочери? — спросил Макаров подошедшего отца Елены, выудил из кармана пакетик с жаропонижающим, высыпал порошок в рот и запил горячим чаем из термоса, который наготове держал его помощник.

— Мне показали дочь на экране большого монитора.

Следователь отмахнулся и выдал протяжное:

— Ну-у-у-у, разве ж это опознание?

— Я узнал ее по рукам. Это была моя дочь, — уверенно заявил Роберт Исаакович и взглянул на следователя с вызовом.

— А что с ее руками?

Краузе видел, как тесть чуть не задохнулся от возмущения, и пришел на помощь.

— Роберт Исаакович хочет сказать, что его дочь была пианисткой и имела длинные, характерные для профессиональных музыкантов, пальцы. Гибкая кисть, гладкий, почти стертый бугор Венеры.

— Какой бугор? — переспросил следователь и громко отхлебнул из кружки.

Его проигнорировали, и Макаров сконцентрировался на чае, незаметно поглядывая на Краузе.

— А еще у нее был особенный дизайн ногтей. Такой во Франции точно не делают, — Мария показала на телефоне фото из Инстаграма Елены. — Она не любила яркие лаки и делала френч, а на ногте безымянного пальца всегда был какой-то рисунок: цветок, орнамент или веточка…

— Что такое френч?

— Французский маникюр…

— Извините, что уточняю, для меня это темный лес. Значит, во Франции не делают французский маникюр?

Мария покраснела и так сильно сжала ручку зонта, что побелели пальцы.

— Делают. Но не наносят такие рисунки. По крайней мере я ни у кого в Париже не видела.

— А-а-а-а, в этом разница. Записал. А откуда вы знаете, какой у нее был маникюр?

— Накануне ее отъезда мы вместе ходили в салон. На безымянном пальце мастер сделала ей цветок, похожий на помолвочное кольцо. В морге я узнала тот ноготь. Это была моя сестра. Почему вы в этом сомневаетесь?

— А где сейчас это кольцо? — ответил вопросом на вопрос Макаров.

— У мамы, — в унисон произнесли сёстры.

— Ну зачем, скажите на милость, вам это кольцо! — взорвался Роберт Исаакович.

— Значит, что мы имеем? Пропал труп молодой женщины, убитой во Франции каким-то маньяком, который теперь преследует ее мужа. Когда пропал труп никто не может точно сказать… э-хе-хе, — Макаров почесал переносицу и громко чихнул.

— Как-то так… — отозвалась Ольга, не отрываясь от телефона. — Мы можем идти? Здесь сыро, а у папы слабые легкие.

Макаров сделал вид, что не расслышал.

— И все-таки, почему вы решили ее перезахоронить? — следователь вернул пустую чашку помощнику и вполголоса попросил его встретить на парковке Жаркова Владимира Юрьевича.

Это был следователь, который вел дело о пропаже Елены, и Эрих съежился от неприязни, вспоминая о несанкционированном обыске его дома. Он уставился на тестя, но Роберт Исаакович пожал плечами, из чего Эрих сделал вывод, что приезд Жаркова для него был так же неожиданным.

— Я же вам уже говорил, — процедил сквозь зубы Эрих. — Из-за сталкера.

— Ах ну да, ну да…

— Зачем вы вызвали Жаркова? Он ведь занимался пропажей Елены не официально, а по просьбе родителей.

— Я пока никого не вызывал, он сам изъявил желание встретиться, сказал, что у него есть для меня информация.

Дождь усилился. Эксперты засобирались, следователь поспешил к ним что-то уточнить. После короткого разговора Макарову показали собранные улики. Краузе пытался рассмотреть пакет, который исследовал Макаров и предположил, что это очередное послание убийцы.

К Эриху подошел Михаил и тихо уведомил:

— Мне сообщили, что дела о преследовании и похищении тела объединят в одно делопроизводство. Так что теперь машина закрутится.

— Хорошо бы. Я безмерно устал от этой бессмысленной беготни.

— Мне сказали, что Макаров отличный спец. Вам бы с ним наладить отношения. От его оценки ситуации зависит поимка убийцы.

— Вы всерьез думаете, что они его поймают? — в голосе Эриха слышались раздражение и скепсис. — Пока ваш хваленый спец никак себя не проявил. Не может даже запомнить имена и показания свидетелей.

— Так у него температура под сорок. Оклемается и возьмет быка за рога.

Читать рассказы