Отрывок из романа "Укрощение ветра"

Просмотров: 609

Такси остановилось перед калиткой, Эрика расплатилась с водителем, выбралась наружу и, осторожно ступая по обледенелым ступеням крыльца, поднялась к двери. Еле справившись с заедающим замком, она распахнула дверь и внесла первую партию пакетов с продуктами. Затем сделала еще три подхода к «Рено Логан», попрощалась с развлекающим ее всю дорогу анекдотами водителем и закрыла пассажирскую дверь. Когда такси с прощальным гудком скрылось за поворотом, она завернула за угол дома и спешно направилась к пристройке из шлакоблоков, куда отец два года назад установил отопительный котел.

Эрика увеличила температуру и немного постояла, наблюдая за работой всей системы. Вроде все в порядке. Открыв дверь пристройки, она одной ногой шагнула на тропинку и занесла вторую ногу, чтобы переступить порог, как какая-то неведомая сила выдернула ее из котельной. Через мгновение она поняла, что этой самой силой был высокий мужчина внушительной комплекции. Она слышала его размеренное дыхание над головой. Одной рукой он зажал ей рот, другой обхватил за шею и сгибом локтя уперся в подбородок, лишая всякой возможности крутить головой.

Сначала она впала в ступор, руки и ноги безвольно повисли и болтались, как у тряпичной куклы. Это дало нападающему иллюзию, что перед ним покорная и безвольная овечка. Он даже немного ослабил хватку. Но как только двинулся вместе с ней к задней двери дома, Эрика как по команде начала брыкаться и изворачиваться изо всех сил. Она не смогла достать до его стоп, чтобы ударить каблуком сапога, поэтому начала пинать по коленям. Но все ее попытки были похожи на укусы комара. Верзилу явно это позабавило, он даже насмешливо хмыкнул. Удары локтем тоже не возымели действия. Казалось, у незнакомца мышцы из стали. Но перед самой дверью ей все же каким-то чудом удалось высвободить одну руку и впиться ногтями в его шею.

– Ах ты, сучка! – пробасил нападавший и так сильно стиснул ее, что кости затрещали.

«Броненосец» втащил ее в дом. Эрика пыталась зацепиться ногами о дверные косяки и мебель, но опять никакого эффекта. Бессмысленная борьба вымотала. Ни дышать, ни двигаться она уже не могла. Пока он затаскивал ее в кухню, она ощущала на своей щеке щекотание его размеренного дыхания. Этот сукин сын даже не нервничал! А потом он пережал ей сонную артерию, и Эрика погрузилась в кромешную тьму...

Сняв с девушки болоньевое пальто, Бен усадил ее на стул. Связал запястья веревкой найденной в гараже и привязал их к спинке стула, заранее убедившись, что старый, но добротный предмет мебели выдержит ее возможные попытки к бегству. Вооружившись фонариком, Бен принялся повторно и тщательно обыскивать дом. В одной из спален, где недавно перекрасили стены и отреставрировали паркет, он нашел целый чемодан женских поношенных вещей. И судя по размерам, принадлежал он только что приехавшей девушке. Это его удивило. Как такая молодая девчонка не боится жить в заброшенной деревне одна? Может ее ухажер приедет позже?

Бен снова спустился в кухню и направил луч фонарика на девушку. Сопоставив черты ее лица с портретом на стене, он понял, что она копия жены Игнатия Семеновича – Илзы, которую он привез в эти места после войны из Эстонии. Такие же белые волосы, напоминавшие конскую гриву. Только у девушки короткая стрижка с длинной зачесанной на бок челкой. Неужели перед ним внучка бывшего председателя?

Пока девушка не пришла в сознание, он оценил ее фигуру, засмотревшись на стройные ножки и симпатичную мордашку. Кожа гладкая как фарфор, белая, без единого изъяна. Жаль, что не в его вкусе. Ему нравились нежные и покорные пышногрудые женщины с длинными волосами и широкими бедрами. А судя по темпераменту этой малышки, она еще та штучка. Извернувшись, она все-таки умудрилась расцарапать ему шею острыми как коготки у рыси ногтями.

Бен открыл ее сумочку и вытряхнул все содержимое на стол. Паспорт, водительские права, телефон, визитница, бумажник, косметичка и расческа. Изучив паспортные данные, Бен понял, что девушку зовут Эрика, прописана она в Москве и она замужем. Черт! Муж! Бен так и знал, что будет подвох. Но почему в доме нет его вещей? Бен направил фонарь на ее правую руку. Обручального кольца нет, но она явно его носила, на безымянном пальце виднелась незагорелая тонкая полоска.

Девушка застонала, дернула плечами, Бен выключил фонарь и отступил в темноту. Скоро она придет в себя, а что делать дальше он пока не решил. Не держать же ее связанной до утра.

 

©©©

Эрика открыла глаза. Сквозь густую темноту виднелись только красные огоньки на вытяжке над плитой и зеленые цифры электронных часов на СВЧ. Уже почти одиннадцать! Она на кухне, шторы задернуты, иначе комнату освещал бы отблеск от снега. Эрика попыталась пошевелиться, но поняла, что руки и ноги надежно связаны. Сейчас Эрика напоминала испуганного зверька, на которого охотится хищник. Она прислушалась. Кроме ее тяжелого дыхания никаких звуков. Где грабитель? Рыщет, чем поживиться в комнатах? Но ни скрипа досок, ни шагов не слышно. Может он убежал, а ее оставил тут, чтобы у него была фора? Тогда как ей выбраться? Она может просидеть на стуле до вечера следующего дня, и никто не придет ей на помощь! Что же ей делать? Подать голос или пока подождать?

Сначала Эрика почувствовала исходящий от его тела жар, а уж потом различила темный силуэт на фоне светлых кухонных шкафов и замерла от страха. Он здесь! Он, не шевелясь, стоит прямо перед ней, в нескольких шагах. В кровь хлынул адреналин. Сердце заколотилось так быстро, что казалось еще минута, и оно взорвется в груди.

Господи! Как же страшно! Что он с ней сделает? Убьет?

– Очнулась? – басистый голос был ровным, спокойным.

– Да, – тихо подтвердила Эрика.

Все равно ее криков никто не услышит, поэтому Эрика решила, что нужно наладить с грабителем хоть какое-то подобие отношений. В конце концов, она долго так просидеть не сможет. Она уже хочет в туалет, а еще захочется пить и есть.

– А чего молчишь?

– А что нужно сказать?

«Дура! Надо было спросить, что ему нужно!», – укорила себя девушка.

– Тебя зовут Эрика?

– Да. А вас?

– Бен.

Ответ был молниеносным, без запинки, поэтому она решила, что на счет своего прозвища он точно не врет.

– Друзья зовут меня Рика.

Ее богато окрашенный интонациями голос удивительно успокаивал, окутывал и насквозь пронизывал. Бену вдруг подумалось, а когда он вот так говорил с женщиной – в одиночестве, да еще в темноте. И тут же себе ответил: «Четыре года назад. В последнюю ночь перед арестом».

– Мы не друзья. И мне больше нравится Эрика.

Где-то вдалеке залаяла собака. Вспомнив аварию, Бен дернулся.

– Это Рыжик... я его иногда подкармливаю...

– Большой бродячий рыжий пес с обрубленным хвостом? – уточнил с усмешкой Бен.

– Да. Он только с виду грозный, а так он добрый.

– Чтобы не сбить эту чертову псину, я резко вывернул руль и мою машину занесло. Так что прости, но твоей любви к нему я не разделяю.

Говорил он не как уголовник, и это ее немного успокоило, с другой стороны она где-то читала, что психопаты могут быть на редкость образованы. А страх рисовал именно эту картину. Он точно не грабитель. Спокоен, выдержан. Голос ровный.

– Так это ваша машина... на окраине в кювете?

– Да... и давай на «ты».

Она нервно сглотнула и, проигнорировав его просьбу, спросила:

– Вы меня убьете?

– Нет. Зачем мне тебя убивать? Разве ты представляешь для меня смертельную угрозу?

В его голосе не было насмешки. Эрика судорожно соображала, что на это ответить и как вообще с ним поддержать разговор. Может поговорить о его тачке? Предложить помощь. Эрика уже открыла рот, когда незнакомец снова заговорил:

– Мне нужна еда и ночлег. Ты меня не интересуешь. Я даже могу тебя развязать, если ты пообещаешь вести себя мирно. А если попытаешься мне навредить – я тебя обратно свяжу, еще и кляп в рот засуну.

Для Эрики это был шанс, за который она, конечно же, сразу уцепилась. Сейчас самым главным было освободиться от пут и облегчить мочевой пузырь, а уж потом она подумает, как обезвредить грабителя.

– Бен, мне не нужны неприятности. Если ты мне не навредишь, я не буду накалять атмосферу, – пообещала Эрика и облизнула пересохшие губы. – В доме полно комнат и еды.

Щелчок. Зажглась люстра на кухне. Эрика сощурилась и несколько секунд привыкала к яркому свету. А когда распахнула глаза, то ахнула. Перед ней стоял высокий накачанный мужчина лет тридцати пяти. Короткие, торчащие, черные как смоль волосы. Немного скривленный нос. Карие глаза смотрели на нее с прищуром. Шрам в форме звездочки под левым глазом. На левом виске запеклась тонкая струйка крови. Тату в виде языков пламени покрывало всю шею. Три параллельные кровавые бороздки от ее ногтей напоминали об их схватке.

«Он похож на Древнего Римлянина, – подумала Эрика. – Ему бы сеть привязать к запястью, а в руку вложить фусцин[1], и из него бы вышел настоящий гладиатор-ретиарий».

 И тут ее осенило! Боже мой! Какая же она тупица! От страха совсем забыла про разговор с подругой. Она же сама согласилась на этот сценарий! И теперь в ее дом вломился «уголовник» – брутальный, загадочный, стриженный под «ежик»! Все как она просила в заявке! И черт ее подери, какие же у него красивые и зовущие к поцелуям губы!

– Уф, – выдохнула с облегчением Эрика, – включил бы сразу свет...  не было бы этого недоразумения. Или бы намекнул, что ты из агентства! Хотя ты же не мог... ты же в образе... Господи, я чуть не обоссалась от страха. Ты сильно рисковал, парень! Если бы я добралась до нижнего ящика комода, ты бы уже сейчас валялся на полу в отключке. У меня до сих пор руки трясутся, и сердце стучит как подорванное. Ох! Бен! Развяжи меня, мне нужно в туалет.

Бен наклонил голову и пристально изучал девушку. Что она задумала? Разыграть карту «Я тебя приняла за другого»? Хорошая уловка, но с ним не прокатит.

По его реакции Эрика поняла, что он «не расколется» до последнего, а играть в эти игры ей уже расхотелось, и она жестом показала на сумочку.

– В сумке мой айфон.

– Ай... что?

– Телефон, – пояснила Эрика и закатила глаза.

«Господи, где этот парень был последние три года?», – подумала Эрика.

– Открой сообщения от моей подруги Черри и прочитай заявку. И дай мне таймаут десять минут. Мне нужно в туалет и сменить трусики. И на этот раз я на всякий случай памперс надену, а то вдруг ты опять выкинешь трюк из арсенала плохого парня.

Девушка несла какую-то чушь, Бен с подозрением оценивал ее реакцию. Вынул телефон, но включить не смог. Она несколько раз пояснила, как это сделать и от нетерпения заерзала на стуле. Бен нашел переписку, о которой она говорила, и открыл последнее фото. Это был снимок заявки в агентство «Воплоти мечту», где некая Лидия Понамарева под кодовым клиентским номером «0065» оставила заявку для своей подруги Эрики Державиной. Ниже был описан типаж заявленного мужчины и сценарий. Прочитав сценарий, Бен чуть не прыснул от смеха. Что за чушь? Ей богу! Пока он срок тянул, бабы с ума посходили?! Вот чертовка! И что ему с ней делать? Узнай Игнатий Семенович, что Бен привяжет его внучку к стулу, пальнул бы в него из дробовика.

Справившись с эмоциями, Бен пронзил блондинку пытливым взглядом. Она ведь замужем. Зачем ей заказывать фантазию в агентстве? Но с другой стороны, может в браке не все так гладко и как раз по этой причине она здесь одна, без мужа. Решила сходить налево? Поэтому и сняла обручальное кольцо, чтобы не смущать ни себя, ни любовника?

Для Бена складывалось все слишком удачно. И скорее походило на ловушку, чем на правду. Но как она могла заранее разыграть этот номер? Ведь даже он сам не знал, что судьба занесет его в этот дом. Ладно. Нельзя чтобы ситуация вышла из-под контроля. Он ей подыграет, но будет держать ухо востро. Если подруга оформила эту заявку, то в скором времени сюда заявится актеришка из агентства и ситуация накалится.

– Бен, развяжи меня, – потребовала Эрика и в глазах уже была такая твердость, что он, не сомневаясь, шагнул к ней и развязал веревку.

С этой егозой он справится одной левой, так зачем нагнетать ситуацию.

– Ух, – с облегчением вздохнула Эрика и потерла запястья. – Как думаешь, следы останутся?

– Сойдут через пару дней.

– Главное чтобы сошли к шестому января. Мне нужно выйти на работу.

Эрика пулей выскочила в коридор и взлетела по лестнице на второй этаж. Бен поочередно посмотрел по обе стороны дома, не выпрыгнет ли девчонка из окна. Но нет, она заперлась в ванной и до его ушей донеслись ее громкие всхлипы. Черт! Она что плачет?

Бен поднялся на второй этаж и постучал в дверь ванной комнаты.

– Эрика, ты в порядке?

– Да, – ответила она после всхлипа. – Вернее, нет... просто не ожидала, что все будет так реалистично.

Бен ненавидел женские слезы. Он стиснул зубы и тихо застонал. Свалилась на его голову эта шмакодявка. Теперь придется с ней нянчиться до утра. Что ей ответить? Что бы ответил парень, работающий в рамках сценария?

– Прости... я действовал по обстановке.

– Я все понимаю, не парься. Просто переоценила собственные силы, – снова всхлип. – В последнее время было много стрессов... я сейчас умоюсь и спущусь.

Он уже отходил от двери, когда она его позвала:

– Бен?

– Да.

– В одном из пакетов на кухне есть бутылка водки и апельсиновый сок. Я пила сегодня в баре «Отвертку», не хочу мешать... сделаешь?

От злости Бен чуть не пнул по двери. Ему хотелось рявкнуть, чтобы обслуживала себя сама, но вовремя спохватился. А чтобы сделал актеришка? Он бы загладил вину, ведь довел девчонку до слез. Черт! Как же его раздражала эта ситуация.

– Конечно, – как можно непринужденнее отозвался Бен, а сам прислушался к звукам за дверью.

Послышался шум воды, потом девушка высморкалась, подняла стульчак и села на унитаз.

Бен как можно тише спустился на первый этаж и первым делом изучил содержание комода. Электрошокер! Вот это да! Он открыл окно и закинул его на соседний участок. Затем начал осматривать пакеты с провизией.

Когда Эрика вошла в кухню, на столе уже стояли два граненых стакана с коктейлями. Она села на стул, хотя не без опаски, он все еще напоминал ей положение заложницы. Затем сделала большой глоток коктейля и, скривившись в гримасе похожей на Роберта Де Ниро в гангстерских боевиках, оценила его мастерство:

– Бен, ты здорово мутишь горючее.

Губы Бена дрогнули, но он сдержал улыбку. Ему нельзя расслабляться.

– От пережитого башка отключилась. Не вся конечно, – она кивком показала на бутылку водки, – пить смогу.

Бен натянуто улыбнулся. Она явно старается его развеселить. Почему не подыграть?

– Когда ты улыбаешься – ты симпатичный, а когда хмуришься – описаться можно от страха.

Бен замер и ошарашено уставился на девчонку. Давно ему никто не говорил комплементов. Черт! Очень давно.

– Значит, я буду улыбаться, не хочу, чтобы ты тут лужу напрудила.

Эрика шутливо шлепнула его по плечу. От ее белозубой улыбки у Бена дрогнуло сердце.

«А она прикольная!», – подумал он и приговорил коктейль одним махом.

– Как тебя в реальной жизни зовут? – он не ответил, и Эрика сама сделала вывод: – Ах, ну да, конфиденциальность. Я все понимаю...

– Ни черта ты не понимаешь, девочка.

Они обменялись вопросительными взглядами. Эрика по понятной причине не поняла его последнюю реплику, а он уже корил себя за то, какой двусмысленной получилась его фраза. И Эрика тут же его «укусила».

 – Куда уж мне... – оглядев его одежду, она усмехнулась.

Бен переоделся у друга, который заранее по его звонку купил ему шмотки. Не весть какие модные, все просто, чтобы не привлекать внимание и при случае слиться с толпой: зимние ботинки на тракторной подошве, синие джинсы, черная футболка, а поверх фланелевая клетчатая рубашка.

– Что? Непрезентабельно выгляжу?

– По ходу мы в одном магазине отоваривались, – Эрика показала на свою юбку, и Бен только сейчас заметил, что у его рубашки и ее юбки одинаковая клетка.

Он скривился в полуулыбке, но решил отмолчаться. Сейчас его чувство юмора находилось между Северным полюсом и Гренландией. Чуть сдвинулось на юг от льдинистого берега, но проплыло недалеко. Оценить шутку он мог, а вот ответить... увы... может быть, в другой ситуации. Возможно, не тогда когда до его возвращения на зону остались считанные часы.

– Ладно, давай разберем покупки и чего-нибудь проглотим, – сказала Эрика и потянулась к ближайшему пакету.

– Ты умеешь готовить?

– Я умею вкусно нарезать, – отшутилась она и подмигнула.

Бен изогнул бровь. Чертовка!

– Придется съесть все мороженное, пока оно окончательно не растаяло, – сделала вывод Эрика, рассматривая пакет с замороженными продуктами.

– Если растаяло – выпьем.

Бен сейчас не откажется даже от лужи отдаленно напоминающей мороженное. За годы тюремного заключения он дико соскучился по сладкому. Как только он добрался до первого продуктового магазина, накупил тонну конфет, печенья и батончиков. Кассирша наградила его оценивающим взглядом и выдвинула свою версию:

– На подарки?

Бен что-то буркнул себе под нос, и пока напомаженная пышечка неторопливо сканировала каждый продукт, алчно пожирал глазами покупки. Половину сладостей он съел, еще не дойдя до машины.


[1] Фусцин – массивный трезубец. Оружие гладиаторов.