Отрывок из романа расставил Паук свои сети"

Просмотров: 587

Полную версию романа "И расставил Паук свои сети" вы можете скачать:

https://www.ozon.ru/context/detail/id/149066216/

https://www.litres.ru/inessa-rafailovna-davydova/i-rasstavil-pauk-svoi-seti/

 

"В прежнем составе группа быстрого реагирования рассредоточилась на подходе к почерневшему от времени деревянному дому. Два оперативника затаились в прихожей сразу за входной дверью, а Михаил и Герман засели в специально оборудованной «Газели», припаркованной перед Т-образным перекрестком.

По указанию следователей подруга Мономаха Лариса периодически прохаживалась перед освещенными окнами, якобы занимаясь домашними делами. Вид у нее был испуганный и напряженный. Ей так и не удалось сообщить дружку о засаде, теперь она могла надеяться только на его осторожность и наблюдательность.

После звонка Гулямова прошло пять часов, но он так и не появился.

— Я бы на его месте при дневном свете сюда не сунулся. — Герман потянулся, размял шею и услышал, как захрустели суставы.

— Мы можем проторчать в этой дыре черт знает сколько времени. — Майор застонал и в очередной раз взглянул на наручные часы.

— Пойду немного пройдусь. — Герман откатил дверь и вылез из «Газели».

На город медленно опускались сумерки. Он неторопливо двинулся вдоль двухэтажных домов, пытливо вглядываясь в лица прохожих. Этот район слыл неблагополучным. Раньше в этих домах проживали рабочие цементного завода, закрытого более десяти лет назад. Днем на улицах было безлюдно и тихо, а с наступлением темноты район наводняла сомнительная публика.

Из окон проезжающих автомобилей слышался шансон. Через опущенные окна водители и их пассажиры сканировали цепким взглядом тротуары. В темных переулках маячили ярко накрашенные девицы на высоких каблуках и в коротеньких юбочках. Некоторые из них уже заправились энергетиками и выцепляли из потока машин потенциальных клиентов. Наркоманы-одиночки с бледно-зелеными лицами ныряли в покосившиеся ворота одноэтажных домов, от которых за версту исходил смрад. Жуткое, давящее на сознание зрелище, словно в грязной кухне выключили свет, и из щелей повылезали тараканы и пауки.

Герман обогнул квартал и встал метрах в ста от служебной «газели» с затемненными окнами, которая теперь нелепо смотрелась на фоне оживших зомби. Завсегдатай этого района сразу определит засаду.

— Мы тут как бельмо на глазу. Миша, скажи водителю, чтобы припарковался в соседнем квартале, — быстро проговорил Герман в ларингофон.

«Газель» свернула на соседнюю улицу. Минут через пятнадцать Герман заметил, как высокий худощавый парень с нахлобученным на голову капюшоном от толстовки вынырнул из-за угла и встал на перекрестке, закурил, и на мгновение мягкий свет от зажигалки осветил его лицо. Видимо, Герман не единственный, кто его заметил, и через секунду взволнованный голос Задорнова нарушил эфирную тишину.

— Вижу Мономаха. Идет в сторону переулка.

— Всем занять позиции, — тут же отозвался Терентьев.

Герман решил преградить убийце путь к отступлению и мягкой поступью двинулся в переулок. Притаившись у хозяйственной постройки, вынул пистолет из кобуры и снял с предохранителя. Впереди послышался металлический лязг, темная фигура в переулке замерла. Брошенная банка пива валялась в двух шагах от Гулямова. Патрикеев мысленно ругнулся, зажмурился и застыл в ожидании. Женский смех со второго этажа здания напротив вывел киллера из оцепенения, дальше он передвигался уже крадучись. От убийцы полковника Архангельского Германа отделяли не больше тридцати метров. Дыхание участилось, в кровь резко хлынул адреналин.

Минут пять киллер стоял неподалеку от дома своей подруги, всматриваясь в окна. Что-то его явно беспокоило. У ворот соседнего дома залаяла собака. Герман знал, что именно там засели два бойца из группы быстрого реагирования. Неужели кто-то из них неосторожным движением привлек к себе внимание? Но кошачий визг тут же объяснил причину волнения пса. Все замерли, никто не смел нарушить эфирную тишину.

Через оптический прицел винтовки командир подразделения видел, как Мономах стянул с головы капюшон и бесшумно двинулся к дому, но не к крыльцу, а к окну в гостиной, через которую хорошо просматривалась прихожая. Командир дал напарнику знак, и тот сменил позицию. Герман тоже решил подойти поближе, но, прежде чем успел вынырнуть из своего убежища, увидел, как в переулок свернула пожилая женщина с двумя авоськами. Ее присутствие могло осложнить дело. Герман отступил в темноту сарая и затаился. Женщина уверенно шла к дому подельницы Мономаха. Как только она миновала сарай, он доложил о ней коллегам. Мономах тоже ее увидел и залег в кустах, теперь его фигура была полностью скрыта.

Женщина громко постучала в дверь и крикнула:

— Лариса! Это я, открой!

В ларингофоне послышался голос Мануйлова, который дежурил в доме:

— Это ее бабушка, пришла без предупреждения.

В это Герману слабо верилось, но ситуация явно накалялась, женщина пришла в самый неподходящий момент. Шевеление в кустах, голос командира тут же изрек:

— Уходит вдоль западной стены в сторону соседнего дома.

Оперативники выскочили из своих укрытий и двинулись вслед быстро убегающему Мономаху. Женщина от испуга вскрикнула и уронила авоськи. Входная дверь открылась, из прихожей выглянул Мануйлов. Зажав старухе рот, он затянул ее в дом. Через минуту все смолкло. Где-то позади сарая, за которым прятался Герман, послышались быстрые шаги, залаяла собака, потом другая. Затем раздался истошный женский крик, плач ребенка и забасил голос командира. Герман перепрыгнул через забор и двинулся на звук голосов. Вдоль забора на веревках было развешено еще влажное белье. На фоне белоснежной простыни мелькнула внушительная фигура командира.

— Я на двенадцать часов, не зацепи, — предостерег его Герман и двинулся ему навстречу.

В этот момент раздался выстрел, за ним сразу другой. Стреляли из разного оружия. Герман пригнулся и стал всматриваться в темноту. Оказаться сейчас под перекрестным огнем ему очень не хотелось.

— Он движется в сторону двухэтажки! — прокричал голос майора по рации.

— Мы возьмем его! — услышал Герман незнакомый голос.

Мимо него, перепрыгивая через кустарники, словно легкоатлет, не бежал, а летел Мономах. Через толстовку на руке проступило красное бесформенное пятно, видимо, его зацепило пулей. В другой руке киллер держал пистолет и на ходу отстреливался.

— Стоять! Руки вверх! Брось оружие! — выкрикнул командир и преградил убийце дорогу.

Следующий момент Герман потом прокручивал в голове не раз и не мог понять, почему Мономах, вместо того чтобы выстрелить и убежать, а у него была такая возможность, мгновенно повиновался и отбросил пистолет в сторону. Он медленно повернулся, поднял руки и даже в этот момент все еще мог что-то предпринять — треплющаяся на ветру простыня то и дело застилала командиру обзор для выстрела. Мономах все равно оставался неподвижен.

Герман подошел к нему сзади, толкнул лицом вниз на землю, завел руки за спину и надел наручники. Со всех сторон на небольшой дворик высыпали оперативники и остальные бойцы группы захвата. Майор, еле дыша, склонился над убийцей и сквозь зубы процедил:

— Зараза! Бегает, как гепард! Уже думал, и на этот раз упустим…"

 

Все книги на ЛитРес:

ttps://www.litres.ru/inessa-rafailovna-davydova/

Вступайте в мои группы в социальных сетях:

https://www.facebook.com/inessa.davydoff

https://ok.ru/group53106623119470

https://vk.com/club135779566