Зачем психопату столько детей?

Просмотров: 154

Отрывок из детективного романа "И расставил Паук свои сети"

В восемь вечера Терентьев зашел в ресторан отеля. К нему сразу же подошел метрдотель и любезно предложил столик.

— Вообще-то, меня ждут. — Майор указал на скучающего в конце зала Германа.

Терентьев подошел к столику, опустился в удобное кресло и деловито раскрыл меню.

— Я уже все заказал, — вместо приветствия уведомил его Герман, оценивающе оглядел напарника и усмехнулся — шутку про лучший костюм Терентьев понял буквально.

— А если мне не понравится?

— Понравится, не сомневайся. А чего такой мрачный?

— Сегодня хотел допросить Рогова, но после смерти Архангельского его как подменили. Отказывается говорить!

— А зачем ему это? Срок все равно пожизненный.

— Мне от этого не легче. Логинов требует найти оставшиеся трупы.

— Нашли семь? — уточнил Герман и расправил льняную салфетку на коленях.

— Осталось ориентировочно пятнадцать.

— Как вы вообще его поймали?

— Через СМС последней жертвы. Установили, откуда идет сигнал, и стали проверять один дом за другим. Вошли в этот дом тихо, осмотрели два этажа и уже хотели уходить, но тут услышали крик Кристины Низовой.

— Она лжет, — сказал Герман.

— Или говорит не всю правду. Послушай, я с ней ехал до больницы. Она была полностью сломлена. Он три месяца вытворял с ней все что хотел, — заметив, как Герман прищурился, майор спросил: — Что не так?

— Да все. Непохоже это место на пыточную камеру. Кроме наручников у кровати я ничего такого не заметил. Судя по фотографиям, вы тоже. Он тщательно готовил для нее помещение, и, как сказала сама жертва, обстановка в подвале была в точности такой, о какой она мечтала. Он окружил ее любимыми вещами, первоклассной едой и напитками. Для чего? Чтобы потом избивать и насиловать? Это можешь объяснить?

— Могу сказать только, что он женщин действительно пытал. На тех жертвах, которых мы нашли, были обнаружены кровоподтеки и ссадины, ожоги от сигарет. Некоторые трупы были расчленены, и похоже, что он резал их, когда они еще были живы!

— Вот это и кажется мне подозрительным. У любого преступника есть свой почерк, а у него нет. Казни жертв — это какой-то сумбур, а он педантичен во всем. Если бы убивал, то всегда одинаково.

— Хочешь сказать, у него есть сообщник?

— Думаю, есть. Возможно, даже не один.

— Нет, тут я не согласен. Он подробно рассказал, как, с кем и что делал.

— Возможно, есть записи всех убийств, и он их просматривал, — предположил Герман.

Майор на минуту задумался, но потом покачал головой.

— Нет, он один. Я в этом уверен. На первом же допросе рассказал, почему, так или иначе, убивал своих жертв. По его словам, они реагировали на него по-разному, поэтому он и расправлялся с ними разными способами.

Официант принес горячее блюдо и поставил его в центр стола. Пока он хлопотал, разговор за столом прервался, хотя Терентьева распирало привести еще парочку важных, на его взгляд, аргументов. Когда официант снял крышку с медного блюда, аромат вырвался наружу, и майор напрочь позабыл о делах. Герман дал ему возможность снять пробу и спросил:

— Ну как?

— Чума! — восторженно воскликнул майор. — Что это?

— Это жаркое по-аргентински. Я целый час потратил на то, чтобы добиться от соуса нужной консистенции.

— Не понял, ты что, сам это готовил? — искренне удивился Терентьев.

— Да. Я люблю готовить, но только для двоих-троих, не больше.

— Ужасно вкусно! — проглотив очередной кусочек говядины, майор закатил глаза, показывая, что у него нет слов.

Когда тарелка опустела, Терентьев вернулся к прерванному разговору:

— Психология маньяка — сложная штука. Почти у всех есть своя фишка или «дурка», сечешь? То, на чем их циклит по полной! А фишка Паука в том, чтобы женщина зачала. Поэтому он и окружал ее заботой, лаской, даже комфортом. Но как только понимал, что она не забеременела, резко менялся. Она переставала его волновать, быть частью игры и превращалась в ненужный балласт, который надо скинуть.

— Я вот что понять не могу. — Герман чуть помедлил. — Когда женщина забеременела, он отпускает ее обратно в семью. Зачем? Это огромный риск, если не просто— идиотизм! Она может подключить милицию, она может уехать, и он никогда больше не увидит ни ее, ни ребенка. В конце концов, если муж или отец такой крутой, он может просто заказать его и все! Никто ничего не узнает! Но Рогов спокойно отпускал беременных жертв!

— Мне кажется, у него есть отработанный годами план. Паук вообще не парится на тему безопасности.

Мужчины выпили по рюмке виски.

— Согласен, что план у него есть. Он методичен в своих действиях. Но, как бы ни был хорош его план, безупречных планов не бывает! Мы должны найти его прокол. И найдем. — Герман помолчал, держась за рюмку, затем отставил ее и сказал: — Кстати, что с записями?

— Парни из нашей группы их просматривают.

— Из нашей группы? — переспросил Герман. — У нас теперь есть группа?

— Благодаря тебе. Логинов дал двух ребят в помощь, я их и приобщил.

— Больше новостей нет?

Терентьев помотал головой, тоже принял виски и хитро сощурился.

— Ты не похож на человека, которому снесло крышу после ранения. Скажи честно, где последние три года прохлаждался?

Хотя Герман не подал вида, все внутри напряглось. Если Терентьев поймет, что в его истории болезни есть темные места, следующего задания ему не видать.

— Сигнал с видеомагнитофона идет на чужую спутниковую антенну, а от нее еще куда-то. Вопрос: зачем ему передавать видеосигнал? Спокойно мог записать все на видеомагнитофон и смотреть себе. Он же рискует, подключается к чужой антенне. Понимаешь?

— Он до последнего поддерживал свою легенду и не хотел расстраивать жертву. Представь, что было бы, если бы она обнаружила такую запись?

— Этот ловкач любую запись мог оправдать, — отмахнулся Герман.

— И к какому выводу ты пришел?

— Думаю, он транслировал все это дело в Интернет.

— Зачем?

— Деньги. Ты не задумывался, во сколько ему обходилась каждая «невеста»? Все эти интерьеры, ремонты, подарки. А продукты? Ты видел, чем набит холодильник?

— Видел. Я даже производителей таких не знаю. Магазин, где он покупал продукты, считается элитным. Там цены для небожителей каких-то!

— Стоп! Как называется?

— Продуктовый бутик «Променад».

— Пошли завтра ребят… — Герман посмотрел на Терентьева и усмехнулся: — У нас же теперь группа, да? — Терентьев ответил усмешкой, и Герман продолжил: — Короче, пошли их на место преступления. Нужно сфотографировать все этикетки с датами расфасовки. Пусть возьмут записи с камер наблюдений и, главное — найдут на них того, кто снабжал Паука продуктами. Ты собрал о Рогове столько информации, а до главного так и не допетрил.

Вышло резковато, но Герман выглядел спокойным, и Терентьев придушил рванувшую было обиду.

— Может, просветишь неуча?

— Дети, — коротко ответил Герман и замолчал.

— Зачем психопату дети, меня совсем не волнует! Он просто больной урод, который вбил себе в голову идею бесконечного размножения! Все, точка!

— Не точка… — Герман постучал согнутым указательным пальцем по столу. — Он обеспечил наследством Архангельского, следил не только за его карьерой и семейной жизнью, но и снабдил деньгами на многие годы вперед, а это значит, что он заботится и о других детях.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Да ничего! — Герман сердито посмотрел на непонимающего Терентьева и, чуть понизив тон, добавил: — Здесь есть что-то еще, я чувствую это, но у нас слишком мало фактов, чтобы составить полную картину. Короче, в этом деле нужно искать детский и денежный следы.

 

Все книги на ЛитРес:

https://www.litres.ru/inessa-rafailovna-davydova/

Самое интересное: https://zen.yandex.ru/inessadavydova

Вступайте в мои группы в социальных сетях:
https://www.facebook.com/inessa.davydoff
https://twitter.com/Dinessa1
https://ok.ru/group53106623119470

https://vk.com/club135779566