Праздничная иллюминация и выпавший ночью снег усиливали атмосферу рождественских каникул

Просмотров: 346

Отрывок из рассказа "Огненная метка" из серии "Мистические истории доктора Краузе". Каждый рассказ — это отдельная история о погружении пациента в прошлую жизнь.

Мюнхенская площадь Плацль была запружена туристами и местными жителями. Праздничная иллюминация и выпавший ночью снег усиливали атмосферу рождественских каникул. Краузе всматривался в жизнерадостные лица и думал, что, наверное, он единственный, кто сейчас идет по площади с неизменной маской скорби. Прогулочным шагом они с Майером подходили к знаменитому пивному ресторану «Хофбройхаус», который занимал почти всю восточную половину площади.

Профессор не был так быстр и словоохотлив, как прежде. Последствия повторного микроинсульта были более ощутимы, он перестал преподавать, но из профессии не ушел, активно консультировал и продолжал публиковать статьи по гипнологии, правда сам не записывал — правая рука то и дело немела — освоил диктофон.

Пока мы готовились к отлету, Пробирка успела взорвать мозг всему экипажу. Все было не так, все было не такое!

Просмотров: 377

Отрывок из любовно-приключенческой трилогии "Верона".

Аристарх

Влад уведомил, что самолет будет готов к взлету через полтора часа, а значит, нам с Вероной пора выдвигаться.

— Детка, прощайся с гостями, нам пора.

Верона расплылась в улыбке.

— Брачная ночь?

— Она самая, — одной рукой отправляю подтверждение партнеру, другой сжимаю ее дрожащую коленку.

Моя малышка волнуется! Еще бы! Она знает: я, как самая нестабильная субстанция, могу вытворить что угодно, а по такой логике брачная ночь может пройти как в снегах Антарктиды, так и в римских катакомбах.

Нам нужны деньги. Идем на «Пять углов», сегодня день «Хипеса»

Просмотров: 409

Отрывок из рассказа "Испытание серебром" из серии "Мистические истории доктора Краузе"

На второй сеанс Краузе Каролину не ждал и был удивлен, что она подтвердила ассистенту встречу. Пришла с опозданием, но доктор не злился. Взглянул на ее пылающие от волнения щеки и решил сделать вид, что конфликта не было.

Девушка выглядела зажатой. Пока шла к кушетке, ее телефон разрывался от сообщений. Она поставила его на беззвучный режим, разулась и отставила в сторону угги.

Краузе установил камеру и сел в свое излюбленное кресло — единственный предмет, оставшийся от прежнего кабинета.

— Закройте глаза и слушайте мой голос...