Среди ночи вскакиваю от жуткого крика и машинально тянусь к стволу

Просмотров: 307

Дорогие читатели! Рада сообщить, что интернет-магазин "Литрес" опубликовал мой детективно-приключенческий роман "Протокол-17".

Отрывок:

Покинув Алекс, спускаюсь на этаж ниже — в свое убежище на ближайший год. Квартира без отделки. Из мебели только диван, кровать и мини-кухня. В санузле я сам выложил плитку и установил душевую кабину. Посреди квартиры стоит стол с оборудованием. На стене висят большие плазменные экраны, на которые я вывел изображение с камер видеонаблюдения, установленных в квартире координатора и штабе.

С пачкой чипсов и упаковкой томатного сока я размещаюсь на диване и включаю мониторы. Моя подопечная сидит на диване в гостиной. Плачет. С таким настроем лучше не начинать операцию. В Гордеевой нет искры, она раздавлена горем. Говорит хорошо отрепетированные слова о возмездии и справедливости, но я чую, ее что-то гложет, и пока не пойму, что она скрывает, двигаться дальше нет смысла.

Литрес о романе "Верона"

Просмотров: 292
Интернет-магазин "ЛитРес" опубликовал свою версию аннотации любовно-приключенческой трилогии "Верона".
Аннотация от ЛитРес:
В детстве у Веры был лишь один страх. Отец. Ни она, ни братья не знали, когда будет очередной приступ гнева. А в гневе он был страшен. Хорошо, если просто кричал. Но чаще пускал в ход кулаки, да так, что казалось – вот-вот убьет. Больше всего доставалось Сашке. Именно на нем отец чаще всего срывал злобу. Хотя и Вере, и Лешке с Пашкой тоже доставалось. Покой пришел лишь, когда отца посадили.
А пришел ли?
Сашка уехал в Москву устраивать свою жизнь. Верона, как ее называли братья, тоже отправилась покорять столицу. Точнее, учиться в академии на банковское дело. Правда, попасть в общежитие ей не удалось, так что пришлось обращаться за помощью к Сашке.

Проза за чашкой кофе

Просмотров: 316

Отрывок из романа "Падение Вавилона"

Новость о том, что его многолетние скитания приближаются к концу, одновременно вызывала облегчение, возбуждение и тревогу. Он, давно потерявший надежду на обычную размеренную жизнь, пребывал в тягостных раздумьях. Какая участь ждет его на Родине? Сможет ли он после всех мытарств осесть и наконец-то пустить корни, если в силу привычки не может усидеть на одном месте больше месяца?

Усталый взгляд скользил по лунной дорожке на водной глади, тянувшейся неровным очертанием от горизонта до самого берега. Вдалеке послышался ленивый собачий лай. Качающийся на ветру ажурный светильник отбрасывал на потолке и стенах айвана причудливые танцующие тени. Кальян издавал булькающие звуки, заглушая пение цикад.