Проза за чашкой кофе

Просмотров: 243

Сегодня в рубрике "Проза за чашкой кофе" отрывок из романа «Позывной "Черная смерть"».

 

 – А если вас не уволят? – с надеждой спросила Кира.

– Тогда для тебя наступят плохие времена, Митяева. Я сюда не отсиживаться пришел. Мне нужен отдел с реальными показателями в поимке особо опасных.

Полковник показал на стеллаж, в котором хранились копии нераскрытых дел. В кабинете на минуту воцарилась тишина.

 – Если захочешь уйти, держать не стану. Бабам в нашем отделе не место. Нюни распускают, вечно всем недовольны, с больничных не вылезают, то понос, то золотуха. А стоит вам только на секунду злу в глаза заглянуть,

10 интересных фактов из книги "Странности нашего тела. Занимательная анатомия"

Просмотров: 272

Интересные факты из книги Джуана Стивена "СТРАННОСТИ НАШЕГО ТЕЛА. ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АНАТОМИЯ" :

 

1. Если убрать все пространство между атомами, из которых создано ваше тело, вы станете таким маленьким, что сможете пройти сквозь игольное ушко.

 

2. Слышимый плач плода распознается примерно на 21-й неделе.

 

3. Если бы вы могли использовать заряды своего мозга, их бы хватило, чтобы зажечь электрическую лампочку в 10 ватт.

Отрывок из романа "Подари мне свет"

Просмотров: 231

Очередной приступ боли вырвал Романа из забытья. Голову сдавливало словно тисками. Тело застыло и походило на срубленное дерево. Приступы становились все чаще и все сильнее. Если в первые дни после выхода из комы они доставали его по ночам, то сейчас, спустя два месяца, настигали интервалами в полчаса. Сон в таком режиме просто невозможен. Поэтому его нервная система истощилась и походила на разорванный лоскут ткани. Роман уже дошел до такого состояния, когда научился предвидеть боль и за минуту до приступа просыпался.

Открыв глаза, он приподнялся и увидел себя лежащим на диване в гостиной. От первого же движения головой из носа хлынула кровь. Роман нащупал в кармане ватный тампон, разорвал пополам, свернул конусом и воткнул в ноздрю.

На экране телевизора мелькали титры какого-то фильма. Громыхание кухонной утвари напомнило ему о том, что в арендованном коттедже он не один. Месяц назад отец взял его под опеку, которая больше напоминала слежку. В любой момент отец, будто тюремный надсмотрщик, мог заглянуть в его спальню и убедиться, что он еще жив. Даже вид спящего сына его не останавливал. Сергей подкрадывался, брал Романа за руку и отсчитывал пульс, что, конечно, дико бесило. Спросонья Роман одергивал руку и матерился. Боль, взявшая над ним власть, превратила его в домашнего тирана.